«Бывали хуже времена…»

Позавчера, в ходе обсуждения внешней политики Эстонии, я переадресовал нашему премьер-министру вопрос (один из тех, которые мне довольно часто задают на улицах Нарвы):

«М.Стальнухин      Высокочтимый господин премьер-министр! Эта должность сделала вас великим знатоком в вопросах внешней политики, поэтому именно у вас хотелось бы спросить. Конституции определяют, кто в той или иной стране в случае необходимости объявляет военное положение, то есть войну (обычно это делает президент). А война, естественно, предполагает агрессию. Если военное положение не объявлено, то нет и войны. Если нет войны, то нет и агрессора. Почему, по вашему мнению, президент Порошенко не объявил военное положение, хотя вы постоянно твердите о том, что идет война, есть агрессор (Россия), ну а дальше вся эта риторика (крайне недружественная по отношению к России), которую мы постоянно (от вас) слышим?»

В ответ премьер продемонстрировал свой уровень политической мысли:

«Таави Рыйвас      Поразительно, насколько ваша риторика по этому вопросу аналогична риторике президента одной из соседних стран, послушать выступления которого на ту же тему мне довелось в Милане на недавнем саммите Европейского союза и Азии. Владимир Путин тоже говорит, что на Украине идет гражданская война или что-то подобное, а выборы в Крыму были законными и народ проявил свою добрую волю. У меня в этих вопросах свое мнение. Я верю, что наше ощущение международной справедливости в Евросоюзе совпадает. Многие страны ЕС и в Милане, подобно мне, однозначно заявили, что в Крыму не было легитимного осуществления права народа на самоопределение, так, как это представляют себе в демократических странах. К этому мне сейчас нечего добавить. И я не могу себе представить, как можно не называть агрессией то, когда войска одной страны находятся на территории другого государства, где реально происходит военный конфликт. Зачем это тогда называть? Давайте подумаем об этом сообща…»

Читать далее

Тупиковая ветвь развития

11-го сентября министр обороны Свен Миксер выступил в Рийгикогу с политическим заявлением, поводом к которому послужил саммит НАТО в Уэльсе. Миксер принес, как он полагает, благую весть: НАТО приняло решение увеличить финансирование военных расходов. А то ведь не хватает на «отбиться от агрессора».

За скобками остались следующие факты.

Глобальные расходы на оборону в 2013 году составили 1 триллион 747 миллиардов долларов. То есть такие бешеные деньги тратят на оружие и т.п. правительства всех стран мира. Михаэль Бржоcка (и не только он), директор Института проблем мира и политики безопасности, который консультирует немецкий МИД по вопросам контроля безопасности и вооружений, утверждает, что треть этих расходов (треть от 1,747 триллиона долларов) приходится на США, еще одна треть – на остальные 27 стран, членов НАТО. При этом увеличивать расходы на оборону им приходится из-за страха перед Россией, оборонные расходы которой составляют аж 4% от глобальных, примерно 71 миллиард долларов (что всего на 3 миллиарда больше расходов одной только Великобритании). Забавно.

Свен Миксер сделал 19-минутный доклад и минут сорок отвечал на вопросы депутатов парламента. За это время он 4 раза помянул «агрессивный путинский режим», 5 раз – «аннексию Крыма» и аж 11 раз «агрессию России против Крыма» («Venemaa agressioon Ukraina vastu ja Krimmi annekteerimine», «Putini režiimi agressiivne ja ekspansionistlik poliitika» и т.п.). То ли себя убеждал этой мантрой, то ли парламент – и это при том, что ни НАТО, ни госдеп США так до сих пор и не представили никаких документальных доказательств присутствия на территории Украины российских войск. И ни слова социал-демократ Миксер не сказал о бомбежках и артобстрелах мирных жителей Донбасса, о неонацистах в структурах украинской власти, о более чем 800 тысячах беженцев.

Читать далее

Стальнухин: Нестору пора осознать, что он – спикер парламента Эстонии, а не воспитатель в исправительно-трудовой колонии им. Ф.Э.Дзержинского

Однажды, в бытность ее премьер-министром Великобритании, Маргарет Тэтчер зашла в ресторан с министрами своего правительства.
            — Чего изволите? – поинтересовался у нее официант.
            — Стэйк, — решительно потребовала Железная Леди.
            — А овощи? – уточнил кельнер.
            — Овощи? – посмотрела на своих министров Тэтчер. – Овощи будут то же самое.

Как понимаете, сегодняшняя заметка – об овощах. Ну, или как получится.

            Так вот, Эйки Нестора я знаю более 15 лет. С марта 1999 года он был министром социальных дел в правительстве Марта Лаара, и я, депутат парламента, не раз доставал министра Нестора неприятными вопросами о состоянии дел в его епархии. С той поры Нестор, человек не злопамятный (просто память хорошая), не упускает случая, как говорится, загнать свою говновозку на мой двор. Я не против, но искренне не помню, когда это он меня усыновил. То есть кто дал ему право меня воспитывать.

            Он не просто критикует, что было бы естественно и понятно, он жизни учит. Вот, например, дал я интервью российскому информационному агентству Регнум.ру. Привожу полностью пять абзацев, которые поставил в свою статью журналист Регнума (статья полностью здесь):

            «Главное последствие украинских событий — мы убедились в том, что эстонцы и русские живут в одной стране, но в разных информационных пространствах, — говорит депутат парламента Эстонии Михаил Стальнухин. — Эстонские СМИ некритично транслируют точку зрения Госдепартамента США, а эстонцы некритично ее воспринимают. Отсюда тотальное непонимание и раскол, который создают специально. Сложно спрогнозировать, к чему все это может привести».
            «Но вместе с тем растет доверие к информации, которая идет от России — люди видят, что там больше правды, — добавляет депутат. — Растет запрос слушать тех, кто был там, на Донбассе. Недавно приезжал наблюдатель ОБСЕ, отзывался об ополченцах позитивно. Его тут же начали обвинять во всех грехах. Пропаганда в чистом виде. Местные СМИ рассказывают, что это Россия и ополченцы бомбят Донецк и Луганск. О чем тут говорить».
            Отношение власти к русским в Эстонии сейчас осторожное, говорит Стальнухин: «Я бы не сказал, что что-то сильно изменилось. Изменения есть только в том, как работает полиция безопасности. Они лезут во все сферы, стремятся полностью контролировать все общество и в первую очередь — русских. Так что внимание к русским политикам, конечно, выросло. Но это не всегда минус. Скажем, Яна Тоом в том числе и благодаря ореолу мученицы прошла в Европарламент. Они ей помогли».
            90 процентов русских Эстонии сочувствуют жителям Крыма и Донбасса, отмечает Михаил Стальнухин: «При этом никому не хочется войны. Но все сочувствуют борьбе с нацистами. Потому что то, что было в Одессе 2 мая и в Мариуполе 9 мая, то, что было на майдане, где людей забрасывали «коктейлями Молотова» и сжигали живьем — это нацизм».
            …
            Российское государство в этой ситуации ведет себя солидно, говорит Михаил Стальнухин: «Если и ошибается, то значительно меньше, чем США. Действия продуманны, есть уверенность в своих силах. Многие действующие лица сейчас находятся в состоянии ожидания. Есть мнение, что «Боинг» будет ключом ко всей этой истории. Кто его сбил, тот и проиграет».»
Читать далее

Часто задаваемые вопросы

По материалам газеты «Столица».
 
Зачем нам отправлять вас в европу, если здесь дел полно?
          Рийгикогу, к сожалению, стал слишком похож на тоталитарную секту. Правительство решает – депутаты коалиции послушно голосуют. Проблем накопилось выше крыши, а споры, в которых рождается истина, стали в принципе невозможны. Я верю, что мы изменим ситуацию после парламентских выборов 2015 года, а пока надо пользоваться возможностями Европарламента. Слишком много накопилось проблем в пенсионном обеспечении, образовании – да практически везде.
 
Михаил, неужели вы верите, что один человек может что-то сделать в Европарламенте? И если нет, то зачем туда рваться?
          Мне удалось сделать и в Нарве, и в Рийгикогу достаточно много, чтобы пришло понимание: вопрос не в том, сколько нас, а в том, насколько велико наше желание добиться цели. Я хочу – вместе со своей будущей фракцией – установления в ЕС среднеевропейского пенсионного минимума. Я употреблю всю свою энергию на привлечение внимания Европы к тому, как бессовестно правительство Эстонии в вопросах русскоязычного гимназического образования и при регулировании финансирования местных самоуправлений. Вы знаете, что правительство Ансипа недодало городам и волостям Эстонии только на ремонт дорог около 120 миллионов евро за последние пять лет? И что нарушило при этом европейскую Хартию местных самоуправлений? Да каждой дыре на наших дорогах можно присвоить имя Ансипа или Лиги! Уверяю вас, мне есть чем заняться в Европарламенте.
Читать далее

О внешней политике и уличных разговорах

Утром и вечером, когда я в Нарве, гуляю с собакой. И редкая прогулка обходится без того, чтобы кто-нибудь не остановил нас на нашем маршруте с каким-нибудь наболевшим вопросом. Чаще всего в каждый отрезок времени эти уличные разговоры замыкаются на какую-то одну тему. Годы назад был месяц, когда все хотели поговорить о качестве воды, и я по несколько раз в день объяснял, что такое тригалометаны и как трактует их вредоносность Всемирная организация здоровья. Пару лет назад все разговоры были о русскоязычном образовании. В прошлом году, летом и осенью, в очень образных выражениях мне сообщали, какие мысли навевают перерытые под укладку новых магистральных труб дороги. А в последнее время почти все беседы сводятся к вопросам международной политики. И постепенно мне удалось сформулировать несколько претензий нарвитян к внешней политике Эстонии. Претензий, с которыми я, добавлю для полной ясности, абсолютно солидарен.

Кому нужны эти истерики?
«Слушай, Михаил, — говорят мне. – Чего они там всё время в падучей бьются? Ведь было время, когда нам говорили: чтобы жить безопасно, надо вступить в НАТО. Так мы уже в нём. Потом появилась следующая тема, что, мол, 2% ВВП должно идти на оборону. Так эти 2% уже туда и пошли. И всё равно, смотришь новости, а там очередной чудик с бешеными глазами стращает нас ужасами оккупации. Кому нужны эти истерики?»
              Я на это обычно отвечаю рассказом о небольшом эксперименте, проведенном в последние месяцы. Беседуя с людьми в разных самоуправлениях Эстонии, я часто задавал вопрос – боятся ли они военной агрессии России? В случае эстонцев почти 100% отвечают, что да, причём очень. Но всех приводит в ступор моё предложение пояснить, зачем, по их мнению, это России нужно. Территория? Своей девать некуда. Морские порты? Портом в Усть-Луге вопрос снят. Полезные ископаемые? Не смешите. Защита соотечественников? А что, есть вероятность, что правительство Эстонии способно применить оружие против собственного населения? Нанести, например, ракетно-бомбовый удар по Ласнамяэ.
              В этом месте обычно уже улыбаются, и можно начинать говорить рационально. А вы заметили, что агрессией и уничтожением нас пугают одни и те же? Нет, фамилии у них разные – Аавиксоо, Лаар, Рейнсалу, а вот партийная принадлежность одна – ИРЛ. Эти люди трудятся на высокооплачиваемых постах, но хорошо умеют делать только одно: не любить Россию. В принципе – ради бога, не любите её, но не делайте это за деньги! Ведь любить за деньги или не любить за деньги – смысл-то один, сплошная проституция. (Уместно напомнить, что именно ирловцы торговали самым дорогим – родиной, продавая виды на жительство Эстонии, в том числе российским бандюкам.)
       Нет, то, что часть эстонского политического бомонда не выживет в политике, если откажется от антироссийской риторики – это людям понятно. Чего они понять не могут, так это того, что эта истеричность становится составной частью внешней политики Эстонии. А нельзя так: мухи – отдельно, котлеты – отдельно?
Читать далее