Понты

— Ну, а ты что, камрад?

Министр иностранных дел Паэт оглядел коллег, затаивших дыхание в ожидании ответа, и солидно продолжил:

— Ну, а я им так и рубанул – не больно-то и хотелось! В общем, не хотите приглашать – и не надо, мы, типа, не напрашиваемся. Они так и обалдели, иракцы эти. Они, небось, думали, что их упрашивать будут, мол, разрешите нам еще немножко вам помочь, типа – повоевать в Ираке, а я им решительно так, как отрезал — нет, говорю!

Паэт потянулся за своей рюмкой и члены правительства, поняв, что он закончил, разом повернулись в сторону министра юстиции Ланга, который в этом году был верховным судьей на рождественском конкурсе министерских понтов. Ланг откашлялся и неторопливо произнес:

— Согласен данный казус засчитать за понт, но… – он пренебрежительно махнул рукой, — всем же известна наша военная доктрина – воевать только по приглашению. В этом есть, конечно, глубокий стратегический смысл: если мы будем бороться за демократию только там, куда нас приглашают, то у нас будет вечный мир, поскольку к себе мы никого звать не собираемся. Так что на главный приз, — Ланг любовно погладил лежащий рядом с ним лист пергамента, украшенный сургучными печатями и испещренный текстом на латыни, в начале которого легко читалось слово «INDULGENTIA 2009», — на главный приз этот понт даже близко не тянет.

Читать далее