«Пусть это останется между нами…»

В конце 70-х по Тарту ходила байка о случае группового изнасилования: кампания пэтэушников затащила в свою общагу девчонку и… В общем, такое, к сожалению, иногда случается. Историю же эту пересказывали из-за слов ее участника, сказанных напоследок: один из насильников, когда все кончилось, попросил жертву — «Пусть это останется между нами…»

Фраза эта не настолько тупа, как кажется. В ней сквозит извечное желание преступника остаться безнаказанным, избежать разбирательства и осуждения.

Если перенести заклинание «Пусть это останется между нами…» в сферу политики — смысл ее не меняется. Но когда мне предлагают забыть что-то, связанное с глупостями, наделанными в экономике или социальной политике, то речь, как правило, идет не только о добровольном отказе от попытки наказать виновного в том или ином прегрешении — это еще полбеды. Каждая ошибка должна быть осмыслена, из нее должны быть сделаны выводы — иначе, если не делается «работа над ошибками», вероятность повторения наделанных глупостей остается на прежнем уровне.

И вот вам такая новость:

Читать далее

Президент Ильвес начал борьбу за продление своего мандата?

Время от времени каждого из нас жизнь ставит перед необходимостью отреагировать на какие-то события, принимаемые близко к сердцу. Иногда это происходит в неформальной обстановке и допускает использование лексики, до предела лаконично позволяющей определить скорость движения, с которой мы рекомендуем передвигаться в пространстве тому или иному лицу или коллективному органу, слова или поступки которого вызывают в нас глубокий внутренний протест. Но, к сожалению, направления подобных перемещений чаще всего ограничены объектами, при вербальном обозначении которых мы вступаем в конфликт с правилами хорошего тона.

И тогда появляются речи и статьи, многословие которых обусловлено необходимостью воздерживаться от использования ненормативной лексики. Это, разумеется, можно только приветствовать. Постмодернизм, к счастью, еще не настолько проник в публичные проявления общественной жизни, чтобы влиять на словарный запас, которыми эти самые проявления оперируют.

Однако сознательный отказ от энергичных, хоть и не вполне приличных выражений приводит, в частности, к необходимости поиска некоего подтекста, появляющегося всегда, когда автор стремится и выразить свое мнение, и не дать прямой оценки анализируемому им явлению.

Прекрасной иллюстрацией вышесказанному служит речь президента Эстонии Т.Х.Ильвеса от 24.02.2009 (см. Речь президента в честь Дня независимости Эстонской Республики). Особый интерес представляет следующий пассаж:

«Дорогой народ Эстонии. Рецепта для быстрого разрешения нынешних проблем президент предложить не может. Но у нас все пойдет хорошо, если граждане правильно проголосуют на выборах, избранники народа будут вести себя по-государственному, а предприниматели – по-новаторски. (в оригинале: Hea Eesti rahvas. Retsepti praeguste probleemide kiireks lahendamiseks president pakkuda ei saa. Aga meil läheb edaspidi hästi, kui kodanikud teevad valimistel tarku valikuid, valitud käituvad riigimehelikult ning ettevõtjad uuendusmeelselt).

Читать далее

Трудный путь к вегетарианству

«Союз Isamaa и Res Publica запустил рекламную кампанию стоимостью полмиллиона крон, цель которой — призвать людей прекратить сводить друг с другом счеты и обвинять друг друга и сконцентрироваться на том, чтобы сообща поставить Эстонию на ноги. Слоган IRL для внешней рекламы звучит так: «Пора сменить национальное блюдо! Не ешь другого эстонца, предпочитай эстонское» («Aeg vahetada rahvusrooga! Ära söö teist eestlast, eelista eestimaist»), а в интернете слоган следующий: «Предпочитай эстонское, береги своих» («Eelista eestimaist, hoia omasid»)»
IRL: не ешь другого эстонца!

Длинный дубовый стол, казалось, прогибался под тяжестью аппетитно дымящейся снеди. Преобладало мясо — вареное и тушеное, копченое и жареное. По трапезной, ловко пробираясь меж массивных стульев и уклоняясь от летящих в разные от стола стороны костей, сновали поварята. Шеф-повар, сияя потным довольным лицом, сложив руки на объемистом животе, удовлетворенно взирал на пиршество из дверей кухни.

Сидящий во главе стола бородач насытился первым. Он откинулся на спинку кресла, сорвал с шеи салфетку и принялся орудовать зубочисткой. Взгляд его, вначале осоловело удовлетворенный, постепенно приобретал все большую ясность.

Рядом с ним яростно вытряхивал из огромной кости мозг интеллигентного вида молодой мужчина. С другой стороны высокий пожилой джентльмен в каске хрустел поджаристой корочкой. «Разделывая кинжалом баранью лопатку, он покосился направо и сейчас же отвернулся: дон Пифа висел над целиком зажаренным кабаном и работал, как землеройный автомат. Костей после него не оставалось…» — смутно вспомнилась бородачу цитата из читаной некогда книги. Дальше мельканье рвущих, режущих, макающих в разнообразные соусы и подносящихся ко ртам куски мяса рук под аккомпанемент чавканья сливалось в мощную симфонию чревоугодия. Смотреть на это сытому человеку было непереносимо.

— Партайгеноссе Лукас! — возмущенно воззвал бородач к соседу, выбивающему из очередной кости мозг, после того как кусочки этого деликатеса обдали его с головы до ног. — Ты бы не мог как-нибудь поаккуратнее?

Читать далее

«Руководство всегда действует правильно!..»

Поздней осенью состоялось секретное выступление перед редакторами газет руководителя страны. Его речь была как бы приказом о психологической мобилизации. В ней, в частности, было сказано:

«… и в таком духе мы должны воспитать весь наш народ. Его надо воспитать в абсолютной, непоколебимой, само собой разумеющейся твердой вере в то, что в конце мы получим все необходимое. Этого можно добиться, лишь постоянно обращаясь к силе нации, выделяя позитивные ценности народа и, по возможности, не обращая внимания на так называемые отрицательные стороны.

Для этого необходимо, чтобы именно печать совершенно слепо придерживалась принципа: руководство всегда действует правильно!.. Только так мы освободим народ от сомнений, которые лишь делают его несчастным. Широкие массы совсем не хотят, чтобы на их плечи ложилось такое бремя. Широкие массы хотят лишь одного: иметь хорошее руководство, верить ему, чтобы в руководстве не было грызни между собой, чтобы руководство выступало перед ними сплоченным».

Сказано – сделано.

Читать далее

Блуждание троянского коня

«Сегодняшнее решение конституционной комиссии о внесении поправок в закон о местных самоуправлениях при помощи закона о половом равноправии является юридически корректным, но в европейском правовом пространстве так не поступают, считает бывший член Рийгикогу Игнар Фьюк»
Экс-депутат: Парламентарии поступили не по-европейски

— Камрады! — Ансип строго оглядел присутствующих. Разговоры стихли. — Сегодня на заседании правительства присутствует депутат парламента Игорь Грязин. Он нам расскажет, чего они там в Рийгикогу придумали, чтоб Сависаару поотрывать всё, что можно. Давай, партайгеноссе, докладывай.

На дальнем углу стола началось шевеление, встал внешне неприметный и ничем не примечательный средних лет мужчина с негасимым огнем мощного интеллекта в глазах.
— Я бы хотел, — начал он, — чтобы все очень ясно поняли, что Сависаар пошел по пути изменения конституции Эстонии, который состоит в том, что столицу всей Эстонской Республики… — голос его дрогнул, по щеке покатилась скупая мужская слеза. — …отдадут в руки одной национальной группы и одной части города — Ласнамяэ. Это советская, можно сказать, община Бронзовой ночи, доминирующие голоса которой все в Ласнамяэ…

— Стоп! — скомандовал Ансип. — Вот всё это ты потом в интервью скажешь, а нам не надо лапшу на уши вешать. Давай по делу. Итак: сейчас в Таллинне на выборах голос четырех русских равен голосу одного эстонца. Сависаар хочет вместо восьми избирательных округов сделать один, единый, и тогда голоса уравняются. Что парламентская коалиция предлагает сделать, чтобы этого не допустить? И учтите — времени очень мало.

Читать далее