Ансип и коса Тимошенко

Однажды Ансип спал — и ему снился сон, что он — баллистическая межконтинентальная ракета. С десятью боеголовками. По 200 килотонн тротилового эквивалента каждая.

И вот он взлетает над родной страной, боеголовки уже активированы — и забывает, куда лететь собирался! Потому что красота под ним — просто неописуемая! Реки и озера, леса и пашни. Родина, мать!

Внизу люди бегают, суетятся, орут, руками машут — отлетай, мол, собака, отлетай! Рванет ведь когда — мокрого места от страны не останется. А он, Ансип, весь в раздумьях о судьбах отчизны из последних сил в воздухе держится…

И ведь держится!

Однажды Ансип спал — и тайком от жены видел сон, в котором встретился с Юлией Тимошенко. Чисто для обмена опытом. Он ей лопату заветную подарил, а Тимошенко ему — косу свою волшебную. Ей даже резать ничего не пришлось — просто отстегнула плетенку эту, и всё. У нее все равно тут же новая выросла.

Долго Ансип эту косу в руках вертел, всё понять не мог, как же ею траву-то косить. Так и не понял. И убрал косу в ящик с садовыми инструментами. Может, пригодится когда. Всплыла при этом в памяти почему-то фамилия Керенский, но Ансип её тут же там же, в памяти, и утопил…

Такие вот бывают в жизни близкие контакты третьего рода…

Однажды Ансип спал — и видел сон, в котором открылись курсы чести для политиков. Записался он на эти курсы, сидит, значит, на первом занятии, а им, собравшимся, какой-то франт во фраке и цилиндре объясняет, как в случае потери чести стреляться надо.

Достает он, конечно, пистолет, и как бабахнет себе в правый висок! Некоторые, которые от этого франта слева сидели, очень перепугались. За костюмы свои. А потом смотрят – стоит учитель, живой и невредимый. Это вам наглядный пример, говорит. Не надо, говорит, в случае потери чести из стартового пистолета стреляться. Вон, говорит, один из ваших — Лаар ему имя – всего пять раз стрелялся, а уже оглох на правое ухо. Лучше, говорит, использовать аквастрел.

Проснулся Ансип, и по пути на работу в «Детский мир» заехал, водяной пистолет себе прикупил. Чтоб, как Лаар, не оглохнуть…

Читать далее

Ансип и поэт Михалков

Однажды Ансип спал — и ему приснилось, что он завел себе собаку. А собака эта завела себе блох. Тогда Ансип завел еще одну собаку. А та тоже взяла — и завела блох. Ансип сцепил зубы — и еще одну собаку завел. А та — ну, сами понимаете. Просто свинья оказалась, а не собака.

Тогда Ансип решил пойти другим путем: он завел сразу двух собак! Еще. Дополнительно к тем трем и их блохам. Но рано обрадовался, потому что и эти дуры тут же покрылись мелкой скачущей фауной.

Однако Ансип — он же до жути упорный, это ж факт. Ему говорят: купи шампунь, помой собак! У тебя дома уже ведь находиться невозможно. А он в ответ непреклонно так отвечает, что, мол, генеральная линия выбрана — и сворачивать с нее нельзя. Так мы, объясняет, не дай бог, можем до того договориться, что либеральная экономика нехороша. А это не так, и вы с этим рано или поздно согласитесь. Все, кто выживет. Так что выход из ситуации один — еще собак прикупить надо бы.

Он и проснувшись это всем повторил. Потому что принципиальный очень…

Однажды Ансип спал — и ему снился сон, что он в гостях у поэта Сергей Михалкова чай пьет. И бутерброды трескает. Но это он потом узнал, что его Михалков угощает, а вначале сидел и недоумевал — кто этот мощный старик? И Михалков тоже явно не знал Ансипа. Это уже ближе к утру, когда их сны вот-вот кончиться должны были, Михалков все же представился. А Ансип себя так и не назвал. Потому что его представить некому было, а самому представляться — это он считал ниже своего достоинства. Наелся, в общем, анонимно русского сала — и слинял.

Вот так, ребята. А кто морали этой басни не понял — ему же хуже…

Однажды Ансип стал во сне волной. Бо-о-ольшо-о-ой такой волной. Всю страну разом покрыл. Он им обещал, что всю страну покроет — и покрыл. Это ж его песня: «Я волна, новая волна… Подо мной будет вся страна-а-а…» И экономику покрыл, и образование. А уж как он социально неблагополучные слои населения покрыл – немецкие производители порнушки просто плакали от зависти.

Вот. А утром просыпается — кровать-то насквозь мокрая, журчит и хлюпает. Просто болото какое-то, а не ложе премьер-министра. Ливень, оказывается, ночью был, а крыша у Ансипа давно уж никакая, прохудилась напрочь. А вы что подумали?.. Вы это бросьте! За такое и под статью попасть можно…

Читать далее

Ансип и Лукашенко

Однажды Ансип увидел во сне, как на Северном полюсе спариваются белые медведи. И никаких аллегорий в этом сне не было, просто медведи спаривались, и всё.

Проснулся Ансип — и весь остаток рабочего дня думал, при чем тут он. Но так и не понял. Так и пошел озадаченный домой отдыхать…

Однажды Ансип спал — и ему снилось, что он — дерево. Конкретный такой дуб. Стоит мощно на вершине холма. Глубоко корни пустил, просто намертво. В смысле — вообще не движется. Спит себе на одном месте.
Дальше снилось в ту ночь Ансипу, что живет он по законам природы: пришло время — оброс листьями, пришло другое — сбросил. Прочих деревьев в лесу не замечает, просто знать их не хочет. Что скачут по нему белки всякие, а он их желудями снабжает. И думает при этом медленно-премедленно, лениво-прелениво…

Такой вот сон странный. В общем, провел Ансип темное время суток в роли дерева — и пошел на работу абсолютно не отдохнувшим. Потому что правильный отдых заключается в смене рода деятельности. А какой же это отдых, если и на работе — и дома, и наяву — и во сне, всё одно и то же?..

Однажды Ансип спал — и видел сон, что он в гостях у Лукашенко. Если забежать вперед, то есть в самый конец сна, то там президент Беларуси кому-то из своих Ансипа даже похвалил. Очень, сказал, обстоятельный мужчинка, сразу видно руководителя с прежних времен. Я, говорит, его только и спросил, что, мол, будет ли он драники, а он сразу так задумался глубоко… Часа на два задумался.

А если в начало этого сна вернуться, то ситуация сразу и разъясняется. Поневоле ведь задумаешься, когда тебя Александр Григорьевич сходу огорошит — драники, типа, будешь? Запаникуешь даже, если не такой смелый как Ансип. Потому как совершенно неясно — ты кого-то драники? Или тебя кто-то — драники? Что с учетом обстоятельств более вероятно…

Так что вполне можно по-человечески понять, почему встреча в этом сне не вполне удалась. Ничего, в следующий раз, когда Ансипу приснится Лукашенко, они еще под бярозавые шпуньки посмеются над этим недоразумением…

Читать далее

Ансип и батька Махно

Однажды Ансип спал — и во сне спас утопающего. А этот гад пошел и повесился. Но Ансипа все равно наградили высокой государственной наградой. Медаль «За отвагу на пожаре» дали. А что им было делать, если медалей «За спасение на водах» на складе не было?..

Однажды Ансипу приснился сон, что он председатель на конкурсе красоты. Обидный был сон. Очень он в результате расстроился. Потому что призовую корону, украшенную фальшивыми бриллиантами, которая весь тот вечер на его голове была, пришлось-таки отдать какой-то корове…

Однажды Ансип спал — и ему приснилось, что он в плену у батьки Махно. Стоит Нестор Иванович перед ним, вострой сабелькой поигрывает, вопросы задает. Ты, грит, чьих будешь, морда? Коммунист? Кадет? Эсер? Октябрист?

Ансип только головой мотает, голос пропал куда-то. Тут Лёвка Задов, батьки палач, как даст в глаз с левой. И легонько вроде зацепил, но аж искры посыпались. «Колись, — ласково так молвит, — пока по-хорошему просют…»

Представил себе Ансип, как оно будет по-плохому — и сознался: из реформистов мы, стало быть, будем.
Удивился батька! Никогда про таких не слыхал. Платформу приказал доложить.

Ну, Ансип ему всё честно и рассказал. Про свободную самореализацию личности, про либеральную саморегуляцию рынка. Махно аж прослезился, Ансипа братком назвал, обнял и поцеловал крепко в губы. Ты ж, грит, наш человек — натуральный анархист-синдикалист! И Лёвке Задову в рыло заехал от полноты чувств.

А еще приказал батька Ансипу выдать отрез сукна на революционные нужды, и плацкарту обеспечить от Гуляй-Поля до самого Таллинна, да чтоб не боковушка и не у туалета…

Проснулся Ансип поутру, хватился — а шевиотовый-то отрез тю-тю! Но это уже другая история…

Однажды Ансипу приснилось, что его принимает в Кремле сам Горбачов. Вообще-то Ансип хотел встретиться со Сталиным — уж больно тот ему советы хорошие давал в прошлых снах. А попал к Горбачову. Такие вот бывают в жизни казусы…

Читать далее

Ансип и Путин

Однажды Ансип спал — и ему снился сон, что он на Дне Шахтера в Кохтла-Ярве пил компот и подавился сливовой косточкой, и что очередь желающих ему помочь, дав кулаком по спине, вытянулась от Йыхвиского Концертного дома до спа-санатория города Тойла. «Какие добрые у нас люди! — восхитился во сне Ансип. — И меня как любят!»
Но в реальности Ансип на День Шахтера не поехал. Ну — не любит человек сливовый компот, может же быть такое…

Однажды Ансип спал — и ему снилось, что он позвонил Путину, и, в силу тяжелых материальных обстоятельств, предложил тому купить Эстонию.
Владимир Владимирович вроде и согласился — даже в телефонной трубке было слышно, как он где-то там у себя проверяет наличность, типа, хватит ли? — но затем спохватился и спросил, продает Ансип страну с населением или без?
Ансип даже во сне поддерживал свое реноме солидного человека, и не стал давать опрометчивых обещаний. Он прикинул, и сообщил, что если без населения, то еще года три придется подождать. На что Путин торопливо и с явным облегчением заметил, что он не торопится.
Вот и весь сон. Утром Ансип полез в сонник, но подходящего объяснения ему так и не нашел…

Однажды Ансип спал — и ему снился сон, что он в ЗАГСе. Потому что кругом было чисто и красиво, витражи на окнах, резные скамейки. Затем заиграла очень грустная музыка, и Ансип решил, что это он все-таки не в ЗАГСе, а на похоронах в Доме обрядов. А оказалось, что это церковь. И Ансипа вдруг побили! Ни за что! Просто для того, чтобы одна старая эстонская поговорка сбылась!
С тех пор Ансип в реальной жизни стал сторониться культовых зданий. На всякий случай…

Читать далее