Семь крон в Стране Дураков

«Депутат Рийгикогу от Партии реформ Игорь Грязин, чья зарплата превышает 50 000 крон, использовал право парламентариев на возмещение расходов и получил обратно семь крон за почтовые расходы… Депутату Рийгикогу возмещаются расходы, связанные с его работой, в размере до 30% от его зарплаты. В прошлом году эта сумма составила 171 748 крон…»
Грязин потребовал компенсировать ему 7 крон

«Бывший генсек Исамалийта А.Аммас опубликовал в газете Lääne Elu мнение, содержание которого сводится к тому, что Партия реформ — полное дерьмо…»
Политик IRL: Партия реформ — полное д…

В мастерской папы Карло вдруг очень противно завоняло. Карло отвлекся от работы и озадаченно повел носом, поскольку больше привык к запаху свежей стружки и пряному аромату дорогого лака. Он, разумеется, не обладал парфюмерными талантами Жан-Батиста Гренуя, но уж как-нибудь мог отличить едкий продукт эманации скипидара от испарений дерьма. И папа Карло понял, что в столярке он уже не один.

— Звали, папаша? — раздался от двери тоненький голосок. Карло повернулся, посмотрел поверх очков, и поежился. Много настрогал он за свою жизнь деревянных болванчиков, но этот как-то особенно не задался. Краснодеревщик обреченно вздохнул.

— Иди сюда, — скомандовал он, откладывая в сторону стамеску. — Быстро! — продолжил Карло, беря в руки топор и пробуя пальцем лезвие.

Буратино без особого желания сдвинулся с места и юркнул за верстак.

— Секиру убери! — потребовал он. Папа Карло подошел к сыночку.

— Я тебе пять золотых дал? — задал он риторический вопрос. — Это по курсу сколько ж будет?.. 50 000 этих… деревянных наших крон!.. Чтоб ты как приличный выглядел, урод! — рявкнул Карло. Топор с глухим коротким звуком вонзился в дерево верстака. — Что ж ты позоришь меня перед людями?

— Обижаете, папаша! — обиженно ответил ему Буратино откуда-то из-за спины.

Столяр медленно повернулся. «Юркий какой!» — с некоторым даже одобрением подумал он. «Да уж, фиг догонишь!» — подумал в ответ деревянный человечек.

Читать далее