Продовольственная программа в действии

«Крупнейшие производители мороженого в Эстонии Premia и Balbiino отправили президенту Т.Х.Ильвесу большое количество образцов своей продукции, так как он во время своего визита в Вырумаа сказал, что латвийское мороженное намного лучше эстонского…»

Мороженщики обиделись на президента

Президент пробежал пальцами по клавиатуре и перечитал текст. В общем и целом получалось неплохо, но чего-то не хватало. Ильвес закрыл глаза и сосредоточился.

Перед внутренним взором мелькнули триколор и лица коллег — президентов стран ЕС, подводный газопровод и угнетенные финно-угорские народы России, Ансип и купюра в 500 евро, словарь Даля в 4-х томах и строй кайтселийтчиков, снова Ансип и всеевропейская валюта… Казалось бы, всё на месте. И всё же чего-то в тексте не хватало.

С хозяйственного двора президентского хутора Эрма раздалось рычание грузовика, голоса работников, громкий стук. Президент поморщился — «Работать невозможно!» — и решительным шагом вышел из кабинета.

Рычал, как выяснилось, грузовичок с яркой надписью «Palpino» и красочными картинками на всех бортах. То есть он уже молчал, шумели водитель и экспедитор, затаскивающие в дом большие пестрые коробки.

— Что такое? — недовольным тоном буркнул Ильвес.

— Соблаговолите видеть, барин… — склонился в поясном поклоне экспедитор. Шофер же, сдернув с головы заячий треух, просто рухнул на колени и замер. — Фирма «Palpino» просит вашу милость откушать, чем бог послал. Не извольте гневаться, барин, примите подношение!.. Нижайше молим отпотчевать от даров наших и сменить гнев на милость!.. Уж так убиваемся мы, недостойные, что не угодили вам, так убиваемся! Не спим совсем и аппетита лишились напрочь. Чем же мы провинились?.. — подпустил слезу проситель.

— Ну-ну, — похлопал его по позвоночнику президент. — Выпрямись! Ты же свободный человек в свободной стране!

Экспедитор, не меняя позы, глянул исподлобья вверх, в лицо Ильвеса.

— Ничтожностью своей не смею обременять вашу светлость. Позвольте ручку! — попросил он, и чмокнул Ильвеса в перстень на указательном пальце.

На обратном пути в свой кабинет президент благодушно подумал, что страна Эстония нравится ему всё больше и больше. Вдруг его осенило! Он понял, чего не хватало его очередной речи.
Ильвес подсел к своему рабочему столу, достал из кармана бумажку, на которой рукой жены, Эвелин, был составлен некий список:

Читать далее