Ансип и батька Махно

Однажды Ансип спал — и во сне спас утопающего. А этот гад пошел и повесился. Но Ансипа все равно наградили высокой государственной наградой. Медаль «За отвагу на пожаре» дали. А что им было делать, если медалей «За спасение на водах» на складе не было?..

Однажды Ансипу приснился сон, что он председатель на конкурсе красоты. Обидный был сон. Очень он в результате расстроился. Потому что призовую корону, украшенную фальшивыми бриллиантами, которая весь тот вечер на его голове была, пришлось-таки отдать какой-то корове…

Однажды Ансип спал — и ему приснилось, что он в плену у батьки Махно. Стоит Нестор Иванович перед ним, вострой сабелькой поигрывает, вопросы задает. Ты, грит, чьих будешь, морда? Коммунист? Кадет? Эсер? Октябрист?

Ансип только головой мотает, голос пропал куда-то. Тут Лёвка Задов, батьки палач, как даст в глаз с левой. И легонько вроде зацепил, но аж искры посыпались. «Колись, — ласково так молвит, — пока по-хорошему просют…»

Представил себе Ансип, как оно будет по-плохому — и сознался: из реформистов мы, стало быть, будем.
Удивился батька! Никогда про таких не слыхал. Платформу приказал доложить.

Ну, Ансип ему всё честно и рассказал. Про свободную самореализацию личности, про либеральную саморегуляцию рынка. Махно аж прослезился, Ансипа братком назвал, обнял и поцеловал крепко в губы. Ты ж, грит, наш человек — натуральный анархист-синдикалист! И Лёвке Задову в рыло заехал от полноты чувств.

А еще приказал батька Ансипу выдать отрез сукна на революционные нужды, и плацкарту обеспечить от Гуляй-Поля до самого Таллинна, да чтоб не боковушка и не у туалета…

Проснулся Ансип поутру, хватился — а шевиотовый-то отрез тю-тю! Но это уже другая история…

Однажды Ансипу приснилось, что его принимает в Кремле сам Горбачов. Вообще-то Ансип хотел встретиться со Сталиным — уж больно тот ему советы хорошие давал в прошлых снах. А попал к Горбачову. Такие вот бывают в жизни казусы…

Читать далее