Крысы в лодке

Эта статья была написана в начале августа 2007 года, но, странным образом, не потеряла актуальности. Тогда, насколько помню, заказавшее ее издание от публикации воздержалось. Немудрено: до момента, когда премьер-министр признал-таки существование кризиса, оставалось еще полтора года.

.

Эстонию можно сравнить с лодкой в бурном море. Нас качает на волнах сахарных штрафов и повышения акцизов, впереди — цунами штрафных санкций за не построенные очистные сооружения, резкий рост цен на услуги и товары. В этой ситуации капитан должен сплачивать команду и искать самый спокойный из всех возможных фарватер. Но партия белок, реформисты с Ансипом во главе, мутировали в крыс, прогрызающих борта нашей общей лодки.

Реформисты наносят нашему общему будущему один удар за другим. Ради весьма спорных выгод, связанных с предполагаемым переходом Эстонии на евро, предпринято увеличение акцизов.

Преждевременное подорожание бензина (9,2 %), дизтоплива (12,2 %) и природного газа (3,4 %) автоматически поднимет цены на всё и вся. Это происходит на фоне увеличения с 5 до 18 % НСО на тепло с 1-го июля 2007 года, роста цены электроэнергии с 1-го мая с.г. Я, возможно, говорю очень приземленные вещи, но случайно ли, что, по данным Эстонского института конъюнктуры, за последний год фрукты подорожали на 32 %, цена булки и сепика поднялась на 20 %, масла — на 50 %? И это только начало: специалисты пророчат повышение на 25 % на молочные продукты только в ближайшие месяцы. При этом, по данным Eurostat, растет дефицит внешней торговли Эстонии (с 700 до 800 миллионов евро); Standard & Poor прогнозирует рост инфляции до 6 % (при 17-процентном внешнеторговом дефиците) и уже изменил рейтинг Эстонии из стабильного в негативный (что Банк Эстонии считает серьезным сигналом на фоне снижения интереса инвесторов); с мая замедлились темпы роста промышленного производства, особенно в деревообрабатывающей промышленности и производстве металлопродукции.

Читать далее

Модель стабильности

В марте 2006 года в Сочи состоялась международная конференция «Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе». Организаторы, знакомые с моим женевским докладом, предложили мне выступить, поскольку Эстония казалась тогда — на фоне Абхазии, Южной Осетии и т.п. —  неким оплотом стабильности и поступательного позитивного развития межнациональных отношений.

Мне и сейчас представляется, что сказанное мною тогда в целом соответствует действительности и сегодня. Одного понять не могу: как можно было так ошибиться по поводу Партии Реформ?

Итак, Сочи, март 2006 года:

«Модель стабильности Эстонии: сообщество левых и правых маргиналов как гарант стабильности

Начну со слов великого политика, сказанных в трудное время: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!» Мысль эта универсальна и в разные времена могла бы быть высказана в любой испытывающей трудности стране — с заменой, естественно, на соответствующий топоним — это всего лишь география.
………Поэтому есть смысл, рассматривая модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе, обратиться к опыту стран, которые с большой долей вероятности могли скатиться к жесткому межнациональному противостоянию и кризису, но, к счастью, избежали этого. Пример Эстонии в этом смысле особо интересен, но начну я все же с Латвии.

18 февраля 2006 года латвийский новостной портал DELFI опубликовал информацию «Радикальные группировки Латвии, возможно, сотрудничают». Ее содержание, с некоторыми сокращениями, таково: «Возможно, латвийские национал-радикальные группировки Visu Latvijai и Латвийская национальная демократическая партия (ЛНДП), сотрудничают для того, чтобы добиться большей публичности в обществе, пишет сегодня газета Diena. Так, в распоряжении газеты попали фотографии, на которых запечатлена встреча руководителя Visu Latvijai Райвиса Дзинтарса и лидера ЛНДП Евгения Осипова. … Полиция безопасности допускает, что Осипова и Дзинтарса могут связывать как цели, так и способы их достижения. Обе организации созданы на этнических принципах. Visu Latvijai, подавшая документы на регистрацию партии, в качестве приоритета выдвинула принадлежность к латышской нации. А ЛНДП — сохранение русского языка и культуры. Источники газеты допускают, что обе организации действуют по принципу — «пикет на пикет». Если одни организуют публичное мероприятие, вторые пытаются ему противостоять.»
………Вышеупомянутые Осипов и Дзинтарс сотрудничество, естественно, отрицали. Но не в этом дело — да и я не буду утверждать, что оно имеет в их случае место — слишком далек я от проблем Латвии и тонкостей ее политеса. Симптоматичным является факт, что два лица, даже случайно попавшие на одну фотографию, наводят общество на вполне логичные выводы об их симбиозе. Вопрос в том, как оценивать национально-радикальные группировки с точки зрения их полезности обществу.

Читать далее

За 17 месяцев до…

У каждого из нас взгляды претерпевают изменения под воздействием каких-то событий. Тем полезнее бывает вспоминать иногда свои слова, сказанные сколько-то лет назад.

На конференции «Мультикультурализм и этнополитические модели 21 века», состоявшейся в декабре 2005 года в Женеве, для меня было самым интересным общение с журналистами и учеными из Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья. Тогда казалось, что Эстония, со всеми ее минусами в политике нацменьшинств, все же достигает определенного прогресса в этом направлении – особенно в сравнении с непризнанными государствами, которыми они тогда все были. Сейчас же зафиксированная тогда ситуация вызывает только печальные вопросы, главный из которых – как дошли мы до жизни такой?

Итак, четыре года назад:

«Нацменьшинства Эстонии – культивация самоценности как средство выживания

Республика Эстония: территория — 46 тыс. кв. км, бюджет на 2006 год – около 4 миллиардов евро, население – 1,35 миллиона человек, из которых около трети составляют национальные меньшинства.
………Подобный состав населения после восстановления независимости Эстонии в 1991 году не мог не привести к весьма спорным процессам при формировании как политики государства в отношении нацменьшинств, так и к установлению новых стереотипов межнационального общения.
………В результате, тем не менее, можно говорить о сложившейся этнополитической модели со всеми ее плюсами и минусами

Читать далее