Что такое хорошо и что такое плохо?

«Элисе, беременная 17-летняя активистка Раплаской молодежной организации Союза Isamaa и Res Publica, попала в тяжелую аварию, развозя на машине матери своих пьяных друзей по домам. Автомобиль Ford, которым управляла Элисе, столкнулся во время обгона с двигавшимся в том же направлении автобусом фирмы Sebe. Пострадали четверо молодых человека, находившихся в машине. Как утверждается, Элисе руководит деятельностью Раплаской молодежной организации Союза Isamaa и Res Publica…»

Беременная несовершеннолетняя активистка попала в аварию

.

— Жизнь надо воспринимать во всей ее многогранности, — сказал Лаар. Молодежь, слушатели высших партийных курсов Союза Isamaa и Res Publica, усердно конспектировали. — Но при мимолетном взгляде на явление оно воспринимается лишь одной своей, самой видной стороной. Поэтому особое искусство политика заключается в том, чтобы из всего многообразия характеристик, безусловно необходимых аналитику, показать стороннему зеваке только ограниченный их набор.

— Это как? — задумался вслух один из неофитов. — Можно на каком-нибудь примере?..
— Легко! — без колебаний согласился Лаар, и раздал аудитории листки с распечатанной на них новостью «Беременная несовершеннолетняя активистка попала в аварию». Дождавшись, когда ее прочитают, Лаар спросил:
— Элисе всего 17 лет, но она уже активистка Раплаской молодежной организации Союза Isamaa и Res Publica. И даже ею руководит. Это хорошо или плохо?
— Хорошо, наверное… — раздались в ответ неуверенные голоса.
— Не просто хорошо, а замечательно! — воскликнул Лаар. — Она, эта Элисе, показывает всей молодежи здоровый пример патриотической направленности. С самых что ни на есть юных лет.

Читать далее

The Best

«Я всегда говорил, что мы самые лучшие», — так прокомментировал премьер-министр Андрус Ансип новость о том, что Эстония стала спортивной супердержавой — по версии одного из журналистов Wall Street Journal, который назвал Эстонию самой сильно мировой державой в области зимнего спорта. Журналист в своем блоге использовал оригинальную методику: он сравнивал количество завоеванных страной на последних зимних Олимпиадах наград с ее валовым внутренним продуктом. Поскольку ВВП Эстонии весьма мал, ей и удалось обойти в этом нетрадиционном рейтинге и США, и Германию, и Норвегию…»

Ансип: я всегда говорил, что мы самые лучшие!

.

Jõuluvana (он же Jõulupukki, он же Santa Claus, он же — тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить! — Дед Мороз) улыбнулся сквозь белую бороду, и гулким басом сказал:
— А теперь я буду раздавать мальчикам и девочкам подарки! Но — только хорошим мальчикам и девочкам! Есть тут такие?
— Да-а-а! — дружно ответили мальчики и девочки.
— Молодцы! — похвалил Дед Мороз, подвигая к себе табуретку. — А кто здесь самый смелый?

Он еще не закончил, когда на табурет уже полез первый мальчик. Он же премьер — если перевести «первый» на французский язык.

— Ты хороший? — спросил Дед Мороз.
— Лучший! — уверил его мальчуган.
— А расскажи-ка нам, что хорошего ты сделал в этом году! — предложил дед.

— Я старался, — подумав, ответил премьер. Он же примус, если перевести «премьер» на латынь. — И Эстония при мне стала спортивной супердержавой. ВВП уменьшился, и как-то так получилось, что мы стали этой…  супердержавой.
— Не понял… — сообщил Дед Мороз.
— А этого никто не понимает, — уверил его мальчик. — Но информация пришла из надежных источников. Так что просто радуемся, не вникаем. Подарок давай!

Читать далее