Три совещания

Белый дом, США

— Как с вами посидишь тут, в Овальном кабинете, так забудешь, на каком свете живешь, — пожаловался Обама. — Вы сами-то слышите, чего говорите? Фрактальный анализ динамики валютных курсов!.. Детерминанты развития!.. Рефлективность взаимодействия!.. Агрегирование это ваше!.. Тьфу! Половины слов не понимаю! — заявил он, припомнив почему-то, как однажды назвал Южную Дакоту Айовой.
— Раньше понимал все, — кротко заметила Хиллари Клинтон.
— Так это когда было? Тогда я конгрессменом был. А теперь я президент США, — пояснил Обама. — Что хочу — понимаю, что не хочу… — прервал Барак свою речь. Из памяти вылез скандал, возникший после того, как перепутал он однажды во время публичного выступления Бухенвальд с Освенцимом. Или Освенцим — с Бухенвальдом?
— Как у вас всё сложно! Сплошные проблемы. Проще как-то надо, ближе к общедоступным истинам, — добавил Обама, с горечью вспомнив, как, было дело, публично заявил, что в США 57 штатов.
— Это как? — удивленно подняла брови Хиллари Клинтон.
— Галстук мой видишь? — вопросом на вопрос отозвался Обама. — Сине-черно-белый сегодня? Это чьи государственные цвета?

Теперь Клинтон потеряла нить.
— Ботсваны? — спросила она после некоторого раздумья (см. здесь).
— Эстонии! — торжествующе заявил президент.
— А она-то, прости господи, здесь при чем? — окончательно растерялась Хиллари.

Читать далее