Совесть

Однажды президент Тоомас Хендрик Ильвес вдруг заявил, что у народа Эстонии была совесть. Так и сказал, в простом прошедшем времени. Со свойственной ему простотой, прямотой и откровенностью.

С ним такое бывало. Посмотрит, бывало, в окошко и тут же заметит, что идет снег. Он вообще любил подмечать всякие такие неординарные явления, которые простым людям недоступны. За это его простые люди очень любили. Он им глаза открывал. Прямо на сформированную лично им объективную картину мира. Такой вот молодец. С какой стороны к нему не подойди — некоторые даже сзади пытались — только умище видно. Ей-богу.

Снег, говорит, валит. Затем подумает, и такую философскую базу под это дело подведет, что у простых людей — мурашки по коже. От непроизвольно возникающего чувства приобщенности к некой высшей мудрости.

Или вот этот случай, например, с совестью. Простые люди — они и есть народ. А им вдруг говорят, что у них совесть была. В простом прошедшем времени. Это ж просто шоковая терапия какая-то получается. Ведь любой скажет, что в простом прошедшем времени говорят о том, чего уже нет. Хотя диалектика утешает тем, что раз «была», то, значит, все-таки существовала. В чем многие уже сомневались.

Читать далее