Как вывести из строя Генштаб

«Генеральный штаб Сил обороны Эстонии в последнее время практически неработоспособен: офицеров отвлекает от службы навязчивый запах жареного мяса. Как сообщает Õhtuleht, доносящийся из расположенного по соседству ресторана Lido запах шашлыка пропитал все кабинеты Генштаба, некоторые офицеры ни с того, ни с чего бросают работу и идут обедать. В Lido признают, что в последнее время число обедающих в этом заведении офицеров действительно выросло…»

Генштабу Эстонии мешает шашлык

.

Осоловевший министр обороны сидел во главе стола, напрягая все силы в борьбе со сном. Глаза, тем не менее, слипались. Потому что сил уже почти не было.

— Всего три часа у вас тут торчу, а уже два раза в Лидо сбегать успел, — сказал он в пространство, направив взгляд вроде бы на портрет президента. Два десятка старших офицеров Генерального штаба, коротающих время на созванном министром совещании, никак не отреагировали на это сообщение. — Будто медом там намазано… Блин! В печенке у меня уже этот ваш ресторан сидит!

Министр Аавиксоо тяжело вздохнул и расстегнул верхнюю пуговку на рубашке. Стало вроде как легче. Половина присутствующих офицеров уловила лишь три слова в тираде министра обороны и, представив себе блины, фаршированные печенкой и политые медом, с трудом подавила тошноту. Остальные, не зацикливаясь на словах, по-своему отреагировали на движение Аавиксоо, незаметно ослабив поясные ремни.

— Итак, — еще раз, упершись взглядом теперь уже в люстру, обратился к присутствующим Аавиксоо, — мы все вместе должны принять меры. Это, в конце концов, недопустимо! — попытался подбавить эмоций министр, но тут же, запыхавшись, сбавил тон. — Эти таблоиды вешают своим читателям лапшу на уши. Одна газетная утка следует за другой. Сплошные жареные факты…

Читать далее

Осторожно! Клещи!

Однажды премьер-министр Эстонии совершил очень патриотичный поступок: он привился от клещевого энцефалита. Хотя даже сам Ансип не сразу понял, что прививаться — патриотично. Сам-то процесс ничем не примечателен. Сначала запахнет спиртом, затем симпатичная такая медсестра в плечико тебя иглой — чпок! — и порядок. «Живи спокойно, дорогой товарищ, — сказали Ансипу после этого в медпункте правительства. — Никакая зараза к тебе теперь не пристанет…» И попросили оплатить счет за вакцину.

Сначала Ансип хотел пошутить. Сказать, типа, что жизнь так удачно сложилась, что никакая зараза к нему отродясь не прилипала. Но глянул премьер в бумажку — и в глазах у него помутилось. 400 кроников — они и в Африке 400 кроников. Это ж практически 40 баксов, если говорить на понятном депрессивной мировой общественности языке. «Ё-моё! — так или примерно так подумал Ансип. — Я ж мог прививку не делать и эти деньги сэкономить. Для дома, для семьи… А если бы подхватил заразу, энцефалит этот, лечился бы один черт за счет больничной кассы. То есть, потратив эти деньги, я просто уменьшил вероятность расхода государственных средств? Так я что, патриот, что ли?» — неприятно поразился премьер-министр, памятуя о нерационально потраченных личных тугриках.

А через месяц подошла пора второй укол делать. На тех же, практически, условиях: бабки — на стол, игла — в плечо. Усугубить, так сказать, заявленный за несколько недель до этого патриотизм. Что Ансип, зубами скрипнув, и сделал. И выкинул из головы всю эту несуразную историю. Постарался ее забыть.

Но жизнь, как говорится, вносит свои коррективы. Так Ансипу, в пору его боевой комсомольской юности, старшие товарищи объясняли хроническое несоответствие между словами и делами коммунистической партии. И запомнилась ему эта мудрость на всю жизнь… Вносимые жизнью коррективы актуальны при любой власти.

Короче: некоторое время спустя стал Ансип каждый день осматривать ходовые части своего организма на предмет клещей. А их всё нет и нет. Месяц, другой… Нету клещей на туловище, хоть ты тресни.

Читать далее

Необыкновенные приключения эстонцев в Азербайджане

«Министр иностранных дел Урмас Паэт сказал Delfi, что в беседе со своим азербайджанским коллегой поднимал тему пропавших в Азербайджане денег эстонских предпринимателей. … Говорили об этом и президенты двух стран… Деньги пропали при неясных обстоятельствах. Предприниматели пытались самостоятельно спасти свои инвестиции, но безрезультатно…»

Паэт говорил с азербайджанским коллегой о пропавших эстонских деньгах

.
«На днях стал известен еще один довольно неприятный случай. … „Посредством крупного балтийского банка GILD 24 известных эстонских бизнесмена инвестировали в общей сложности 260 млн. крон (более 22 млн.долларов) в сомнительные проекты развития недвижимости в Азербайджане“, — пишет сайт balticbusinessnews.com. План предусматривал строительство в течение 3-5 лет 900 частных домов класса люкс на территории в 147 гектаров вблизи Баку. Инвесторы планировали получить от реализации проекта от 50% до 100% прибыли…»

Потери Госнефтефонда Азербайджана и приключения эстонцев в Баку

.
У одного султана, славившегося своим чувством юмора, был визирь, всегда готовый рассказать что-нибудь смешное. И, бывало, только султан закручинится, что при его должности периодически неизбежно, как его нукеры тут же бегут, спотыкаясь и натыкаясь на что попало, за этим визирем. Торопясь его найти, пока султан не начал лечить свою хандру обычным для восточных деспотов способом, то есть принудительным отделением шейных позвонков своих верных слуг от их же позвоночных столбов. Тут любой не то что забегает — мухой полетит.

И вот уже он, этот визирь, как бы нечаянно проходит мимо султана в его трапезной или опочивальне, делая вид, что он тут совершенно случайно оказался. Типа заблудился. А султан, разумеется, ликует, и визиря к себе подзывает. С одним монаршим повелением — рассказать немедля, чего там, за дворцовыми стенами, смешного приключилось за истекший с последнего приступа царственной мизантропии период.

Читать далее

«Кто есть патриот Эстонии…»

«Только государственное вещание даст проживающим в Эстонии русским правдивую информацию, считает министр внутренних дел М.Померанц. Он крайне озабочен тем, что некоренное население черпает информацию в основном из недостоверных источников вроде российских телеканалов, и считает, что местных русских нужно погрузить в эстонское инфопространство, чтобы они стали настоящими патриотами Эстонии…»

Министр: только госвещание скажет русским правду.

.

Однажды премьер-министр Ансип наказал своих камрадов. За что – не вполне ясно: то ли за скакнувшую инфляцию, то ли просто поддался царящим в обществе вазелиновым настроениям. Но — не суть. Факт то, что когда министры после напряженного рабочего дня домой собирались, а некоторые уже даже сменку переобули, вот тут-то Ансип их и огорошил. Переодевайтесь, мол, взад. Вы у меня, говорит, все сегодня наказанные. И даже не спрашивайте, за что, потому что если я, не дай бог, еще что-нибудь конкретное про вас вспомню, то просто поубиваю всех на фиг.

Очень убедительно он это сказал. Министрам уж точно во второй раз повторять не пришлось. Потому как все они однозначно относились к той половине эстонского общества, которая свято верила во всё, премьер-министром реченное. Которая слепо вверяла себя его разумению. Доверяла каждому его слову. И если впоследствии выяснялось, что это даже не слово было, а так, реакция спящего организма на съеденную за обедом фасоль – всё одно не сомневалась.

Вернулись они в зал заседаний правительства. Понурые, но готовые самоотверженным трудом искупить вину. Ну, или тем искупить, чем придется… Раз на раз, как говорится, не приходится. Тут Ансип им и предложил написать эссе на тему «Кто есть патриот Эстонии». Такое, значит, у него в тот момент настроение было. Хандровое, если не сказать резче. Любил он иногда в этом состоянии духа дать своим министрам упражнение на использование верхнего мозга и посмотреть, как от напряжения корежатся лица камрадов.

И перья, образно выражаясь, заскрипели. А полчаса спустя министр социальных дел, скромно потупившись, пододвинул к Ансипу исписанный кудрявым почерком листок.
Читать далее

Как убить человека и не сесть в тюрьму

7-го апреля ERR поделилось новостью: «Задавивший на „зебре“ насмерть женщину водитель получил условное наказание». В этом, собственно, и есть вся информация.

21-летний парень, некий Алар Мёльдер, в Тарту наехал на пешеходном переходе на 64-летнюю женщину. От полученных травм она на следующий день скончалась в больнице. Цена ее жизни — два года условного срока. Ну, право слово, не портить же жизнь парню. Одной пенсионеркой больше, одной меньше…

Пишу «женщина», «она», «её» — просто не знаю имени. В новостном сюжете оно не упоминается. Зачем, действительно, эта идентификация, переход на личности? Покойницу всё одно не воскресишь.

Напомню, что уже в этом году в Эстонии вполне реальные сроки получили и отбывают в тюрьмах наказание преступники, не совершавшие деяний, угрожающих человеческой жизни или здоровью. Реальный срок получил, например, бывший судья Юри Саккарт — за согласие получить мзду. Не за реальную взятку, насколько помнится из газетной статьи, а за разговоры о ней. Так вот — за разговоры нынче дают около трех лет.

Не о Саккарте речь. Вполне представимо, что бывший судья сел за дело. Но неужели его преступление затмевает убийство?

Невольно вспоминается знаменитый роман Агаты Кристи, «Десять негритят»:

Читать далее