Как не ощущать себя мудаком

«Почему эстонские мужчины позволяют публично, в том числе и в СМИ, называть себя jobu (мудаками) — таким вопросом задалась газета Õhtuleht. … Мужской врач К. Аусмеэс считает, что дело — в гордости и высокой самооценке: эстонские мужчины просто не обращают внимания на всякие нападки…»

Почему эстонцы не обижаются на «мудаков»?

.

Однажды Ансипу приснилось, что он сам себя выгуливает. В Кадриорге. По дорожкам этого замечательного парка. Просто так совпало по месту и времени: заехал он к президенту, в его дворец, поделиться мудростью, а там и время дневного променада подошло. Так что застегнул Ансип ошейник, поводок нацепил — и повел себя на природу, свежего воздуха глотнуть. А то он уже поскуливать начал, на улицу проситься. Президент ему еще окно французское открыл, так что Ансип прямиком в парк сиганул.

Было сыро и ветрено, под ногами хлюпала грязь. Настроение — так себе… Кислое было, одним словом, настроение, потому что после прогулок в такую погоду попробуй потом ототри эту тварь от всякой дряни, по которой она носится, думал про себя Ансип. И не выгуливать нельзя — так ковры уделает, что мало не покажется. Вот так и шел Ансип, сам на себя с некоторой неприязнью косясь.

Но тут ему навстречу попались Март Лаар и министр образования Лукас. Они, как оказалось, С той же целью шныряли по Кадриоргу. Но если Ансип выгуливал себя сам, то в их случае было абсолютно непонятно — кто кого гуляет. Идут — оба в ошейниках, поводки на руки намотаны. И то Лукас Лаара дергает, то, наоборот, Лаар — Лукаса. Резвятся чисто щенки. На белок, что по соснам снуют, рычат отважно.

«Мудаки…» — неприязненно подумал Ансип. Настроение-то ни к черту. А тут еще этот, с которым гулять надо… То есть это ему показалось, что он подумал. На самом-то деле он это вслух сказал. Во сне и не такое бывает. И Лукас к нему сразу подошел, будто его поманил кто. А Лаар сперва в кучу мусора косточку закопал, и тоже приблизился.

Читать далее