«Кто есть патриот Эстонии…»

«Только государственное вещание даст проживающим в Эстонии русским правдивую информацию, считает министр внутренних дел М.Померанц. Он крайне озабочен тем, что некоренное население черпает информацию в основном из недостоверных источников вроде российских телеканалов, и считает, что местных русских нужно погрузить в эстонское инфопространство, чтобы они стали настоящими патриотами Эстонии…»

Министр: только госвещание скажет русским правду.

.

Однажды премьер-министр Ансип наказал своих камрадов. За что – не вполне ясно: то ли за скакнувшую инфляцию, то ли просто поддался царящим в обществе вазелиновым настроениям. Но — не суть. Факт то, что когда министры после напряженного рабочего дня домой собирались, а некоторые уже даже сменку переобули, вот тут-то Ансип их и огорошил. Переодевайтесь, мол, взад. Вы у меня, говорит, все сегодня наказанные. И даже не спрашивайте, за что, потому что если я, не дай бог, еще что-нибудь конкретное про вас вспомню, то просто поубиваю всех на фиг.

Очень убедительно он это сказал. Министрам уж точно во второй раз повторять не пришлось. Потому как все они однозначно относились к той половине эстонского общества, которая свято верила во всё, премьер-министром реченное. Которая слепо вверяла себя его разумению. Доверяла каждому его слову. И если впоследствии выяснялось, что это даже не слово было, а так, реакция спящего организма на съеденную за обедом фасоль – всё одно не сомневалась.

Вернулись они в зал заседаний правительства. Понурые, но готовые самоотверженным трудом искупить вину. Ну, или тем искупить, чем придется… Раз на раз, как говорится, не приходится. Тут Ансип им и предложил написать эссе на тему «Кто есть патриот Эстонии». Такое, значит, у него в тот момент настроение было. Хандровое, если не сказать резче. Любил он иногда в этом состоянии духа дать своим министрам упражнение на использование верхнего мозга и посмотреть, как от напряжения корежатся лица камрадов.

И перья, образно выражаясь, заскрипели. А полчаса спустя министр социальных дел, скромно потупившись, пододвинул к Ансипу исписанный кудрявым почерком листок.
Читать далее