Детство героя

Подобно великим героям древности, Ансип проявил себя уже в младенчестве. Его тогда даже хотели назвать Гераклом, что, как известно, означает «Прославленный Герой», но — воздержались из деликатности и опасения, что затмит он тогда мифологического героя, сына Зевса, первым получившего это имя.

Очень трудно представить себе такого, как Ансип, грудным младенцем. В некоторых общественных формациях понимание этого феномена — невозможности соотношения половозрелого мудака с пухлым и пускающим пахнущие молоком пузыри грудничком — приводили к созданию стихотворных шедевров типа «Когда был Ленин маленький, с кудрявой головой…» Тем не менее, он им был. Он — в смысле, Ансип. Им — в смысле, младенцем…

И вот тогда, как предвестие будущих потрясений, и приключилась эта история. Для кого-то трагическая, но в целом очень поучительная.

Начиналось же всё достаточно тривиально: Ансип лежал в колыбельке посреди Змеиного луга. Есть такое место в центральной Эстонии, славящееся неимоверным количеством гадюк на метр квадратный. Из чего вдумчивый читатель, не лишенный аналитического мышления, легко сделает вывод, что уже тогда Ансип умел достать окружающих до самых печенок. Ну, не сама же эта люлька на это зловещее место переместилась. Имели, наверное, к этому какое-то отношение те несколько человек, что в описываемое время стояли, чего-то дожидаясь, по периметру Змеиного луга с биноклями.

Вот. Лежит Ансип в своей зыбке, угукает. А из травы уже поднимают головы змеюки, которым запах несвежих пеленок мешает сосредоточиться на продолжении рода, ради чего, собственно, они на это поле и сползлись. И поскольку угуканье не прекращается, а запах даже усиливается, то и начинают они смыкать кольцо вокруг колыбельки будущего героя. Еще не зная, что это будущее вот-вот наступит.

Читать далее