Всё хорошо, прекрасная маркиза!

Пауза становилась уже неприличной. Ансип посмотрел на министра экономики.

— Так ты говоришь — кризис? — с вопросительной интонацией произнес он.
— Кто говорит — кризис? — удивился Партс. — Я вообще ничего не говорю. Почти никогда… — сказал он и оглянулся на коллег, ища в них сочувствия. Те молча отводили глаза.
— А-а… — протянул Ансип. — А то мне послышалось…
— Нет, — насколько мог твердо подтвердил свою позицию министр экономики. — Я молчал.

Снова наступила мертвая тишина. Премьер-министр постучал пальцами по столу, зачем-то заглянул под соседнее кресло, сдул с клавиатуры своего компьютера какую-то микроскопическую пылинку. И вдруг, встрепенувшись, обратился к министру социальных дел:

— Так ты говоришь — безработица?
— Я? — безмерно поразился Певкур. — Может, кто другой? — оглядел он камрадов. — Я-то точно молчал.
— Уверен? — переспросил Ансип. Певкур стушевался:
— Нет, ну я мог, конечно, что-то сказать… — промямлил он. — Чисто бессознательно. Но мне кажется, что в последние полчаса этого не было…

— Ага… — зачем-то сказал Ансип и принялся точить и без того острый карандаш. Затем вытряхнул точилку в урну, несколько раз включил и выключил настольную лампу, посмотрел исподлобья на министра сельского хозяйства. «Этого даже спрашивать смысла нет… — раздраженно подумал премьер. — И как, кстати, его фамилия?.. Всегда он с железным алиби… Молчит, как убитый…»
— Так ты говоришь — дефицит бюджета? — повернулся Ансип к министру финансов.
— Никогда! — твердо заявил Лиги. И даже слегка оскорбился:

Читать далее