An animal called minobr (Животное, именуемое минобр)

Мир кишит идиотами. Но настоящая беда начинается тогда, когда именно они руководят образованием.

В прессе стали использовать сокращение «минобр» для обозначения Министерства образования и науки. Мне не нравится это слово, оно вызывает странные ассоциации из мира фауны: так и видится мелкое и пушистое, но зубастое и противно мявкающее чудовище. Просьба не путать его с кубинским щелезубом на заставке, потому что это animal called minobr еще и тупое. Что только усиливается его фанатичной целеустремленностью.

А теперь — к цифрам. По старой учебной программе, действовавшей до 1 сентября 2010 года, в основной русскоязычной школе и в гимназии на изучение эстонского языка отводилось 1 365 часов. Тысяча! Триста! Шестьдесят пять!

Плюс к этому 525 часов давалось на предметы по выбору, из которых (на примере двух нарвских школ) не менее 200 часов уходило на дополнительный эстонский. Плюс огромное количество часов за счет предметов, которые уже переведены на преподавание на государственном. И получается, что в течение 12 лет дети учат эстонский от 1 365 до 1 700 — 1 800 часов.

По новой программе, действующей с 1 сентября с.г., в основной школе на эстонский отводится 1 050 часов, в гимназии — 315. То есть в сумме — те же 1 365. Плюс опять-таки предметы по выбору и пр.

Это даже не смешно. 1 365 часов. Это больше, чем отводится в университете студенту-филологу на изучение грамматики эстонского языка. Больше, чем изучается в школе любой другой предмет. Больше, в конце концов, чем нужно братьям Запашным для дрессировки и вывода на цирковую арену стада тигров.

Читать далее