«Языковая инспекция! Займись чем-нибудь полезным…»

Вся наша жизнь – постоянный выбор, и с этим ничего не поделаешь.

Симпатичная домохозяйка приходит в магазин и должна выбрать продукты, которыми вечером надо будет накормить семью. И у нее есть выбор. Она может купить мясо, овощи, молочные продукты и т.д. Но за те же деньги может приобрести ма-а-аленькую баночку красной икры. Это ее право, ей решать, какой выбор сделать. Но как она этими 50-ью граммами рыбьих яиц накормит детей и мужа?

Эта аналогия пришла ко мне на прошлой неделе, когда мне позвонили, чтобы рассказать об очередном набеге Языковой инспекции на горсобрание Нарвы. Опять они требуют, чтобы не владеющие государственным языком люди решали городские проблемы на эстонском. Я остановился, огляделся… И поскольку находился в центре Таллинна, то, не сходя с места, тут же насчитал полтора десятка нарушений Закона о языке. И захотелось сказать: «Языковая инспекция! Займись чем-нибудь полезным, хватит дурью маяться». В народе говорят: когда коту нечего делать – он свои тестикулы лижет. А когда нечего делать Языковой – она атакует нарвское горсобрание.

Уже десять лет прошло с того времени, когда к кандидатам на местных и прочих выборах предъявлялось требование знания госязыка. И нет никакого криминала в том, что в нарвское горсобрание волей избирателей пришли депутаты, среди которых лишь три-четыре человека способны работать со сложными юридическими документами на эстонском языке. Такой была воля нарвитян. Это святое.

Дальше – надо делать выбор. Городское собрание регулирует все стороны жизни города, и только конкретных его компетенций в соответствующем законе перечисляется 44. Поневоле депутатский корпус Нарвы оказался перед выбором: работать на эстонском, не имея возможности не только вникнуть в нюансы, но и иногда просто понять, о чем речь – или… И депутаты сделали свой, правильный выбор: они работают на родном языке, предпочитая нарушить требование к рабочему языку, нежели принимать решения без досконального понимания проблемы.

Читать далее