Кто виноват?

«Кто виноват?» — это вопрос вопросов. Не знаешь, как исправить ситуацию – найди виноватого. Не догонишь, так хоть согреешься.

И вот, если верить новостям, мой коллега по парламенту Маргус Цахкна (IRL) винит в бедности эстонцев советские времена: «Мы дошли до этого потому, что у нас было 50 лет советской оккупации, — говорит он. — Если мы посмотрим на размеры пособий, которые были 20 лет назад, то движение вперед есть».

Я не фанатею по советскому времени, хотя в интересах истины должен уточнить, что 22 года назад пособий (в сегодняшнем понимании этого слова) вообще не было. Потому что не было безработицы. И более того – законом запрещалось не работать. Нонсенс.

Да бог с ним, Цахкна человек молодой, таких вещей может и не знать. Посмотрим лучше, как менялась ситуация в последние 20 лет (начав все-таки с 1970 года, чтобы было с чем сравнивать).

Вот перед вами пять кривых:
Читать далее

Mania grandiosa министерства образования

Аавиксоо: будущее за гигантскими школами

Министр образования и науки Яак Аавиксоо заявил, что после реформы может остаться всего 50–100 гимназий. В будущем он не исключает и создание очень крупных школ. Аавиксоо на инфочасе Рийгикогу привел в пример Финляндию, где в нескольких уездах запланировано (!) создание единых учебных заведений средней ступени, которые дают и среднее, и профессиональное среднее образование, где учится до 4000 человек. Подобные прогрессивные решения, по мнению Аавиксоо, стоит иметь в виду и по мере сил двигаться в этом направлении.

По уровню преступности Эстония возвращается в лихие 1990-е

Согласно исследованию Eurostat, основанному на данных 2006-2009 годов, по числу убийств Эстония занимает в ЕС второе место, уступая лишь Литве. В Литве в эти годы убивали более восьми человек на каждые 100 000 жителей, а в Эстонии — пять. По словам преподавателя социальной политики Таллиннского университета Марго Кикаса, причина этого кроется в тяжелом социальном положении людей. «Безработица, отверженность, бедность и социальное неравенство подталкивают к насильственным преступлениям против личности, например, убийствам. Социальные проблемы вызывают стресс, он толкает людей на путь насилия», — считает Кикас. Вице-мэр Таллинна Калле Кландорф перечислил упущения, которые еще подхлестывают преступность: «В 1990-х везде были хотя бы констебльские пункты, теперь их закрывают. Чем дальше полиция от людей, тем удобнее действовать преступникам. Человеку даже некуда обратиться, чтобы сообщить о злодеянии. У полиции нет бензина, работников, денег, чтобы при необходимости выехать по вызову. На улице видно, что даже пеших патрулей гораздо меньше, чем семь лет назад. Хотя общий уровень преступности снижается, растет число серьезных преступлений».
Читать далее

У нас это невозможно?

Я принял, в результате долгого размышления, решение идти судиться с КаПо, Охранной полицией (именно так переводится на русский слово «kaitsepolitsei», безопасность по-эстонски – «julgeolek»). Главным побудительным мотивом стало сделанное на днях «охранкой» заявление, что они готовы доказать изложенные в их ежегодном отчете бредни. Мне стало очень интересно посмотреть, как они это сумеют сделать по поводу такого заявления (далее цитируется упомянутый ежегодник): «Под давлением Михаила Стальнухина представили такие же ходатайства (речь идет о сохранении языком обучения русского – авт.) и пять русскоязычных гимназий Нарвы».

Мне очень прискорбно, что «охранка», которая должна контролировать внутреннюю безопасность страны, занимаясь разведкой и контразведкой, на глазах превращается в очередную популистскую партию, довесок к уже имеющимся ксенофобским организациям. Долг каждого честного человека – противостоять любым попыткам превращения Эстонии в полицейское государство. А каждому грамотному рекомендую прочитать роман нобелевского лауреата Синклера Льюиса «У нас это невозможно». Многие так думают, мол, у нас это невозможно, а оно уже началось…
Читать далее

Вброс?

Я довольно долго ждал пояснений. Поскольку данные все официально опубликованы, то было бы вполне естественно, чтобы кто-нибудь… Впрочем, давайте по порядку.

За несколько недель до начала переписи населения несколько руководящих работников Департамента статистики посетили фракцию Центристской партии в Рийгикогу с рассказом о грядущей переписи населения. Выслушав их, я, помнится, пожелал им удачи, присовокупив пожелание особо не увлекаться, «а то насчитаете полтора миллиона – неудобно получится…»

Неудобно не получилось, совсем наоборот: перепись блестяще подтвердила, что Эстония является своего рода уникальной страной – число посчитанных почти точно совпало с количеством официально проживающих. Как оно на самом деле – это мы, может быть, узнаем ближе к концу года, а пока в общественное сознание внедряется мысль о том, что мы какие-то необычные, какие-то – по сравнению с Латвией и Литвой – удивительные. Мигрируем почем зря, вымираем потихоньку, а меньше нас почти и не становится.

Это замечательно. И всё же, при знакомстве с данными переписи, у меня возникло два вопроса. А здесь, кстати, можно эти данные, сведенные в таблицу, посмотреть.

Если же построить графики, то выглядеть они будут так:
Читать далее

Вообще-то KaPo (Kaitsepolitsei) переводится на русский как Охранная полиция («охранка»), а не Полиция безопасности

Ежегодник КаПо: кто из местных русских угрожает безопасности Эстонии

Ежегодник Департамента полиции безопасности, КаПо, знакомит читателей с местными неэстонцами и организациями, которые, по мнению Райво Аэга, гендиректора КаПо, так или иначе рассматриваются в качестве потенциальной или реальной угрозы для Эстонии. Это, в том числе, координационный совет российских соотечественников Эстонии, НКО «Русская школа Эстонии», депутаты Рийгикогу Яна Тоом и Михаил Стальнухин (за деятельность по защите русскоязычного гимназического образования), Центр информации по правам человека и Вадим Полещук, вице-мэр Таллинна Михаил Кылварт, «Ночной дозор» и его лидер Сергей Чаулин, газета «Столица».

Арестован глава отдела по борьбе с наркопреступлениями

Глава отдела по борьбе с наркопреступлениями Лыунаской префектуры полиции Ярек Павлихин, которого подозревают в совершении нескольких преступлений, сегодня взяли под стражу по распоряжению окружной прокуратуры. Согласно подозрениям, полицейский чиновник присваивал себе денежные средства, к которым имел доступ, будучи руководителем подразделения. Кроме того, его подозревают в разглашении информации, охраняемой законом о гостайне, а также в незаконной передаче и уничтожении доказательств, что могло воспрепятствовать уголовному расследованию.

Читать далее