Бег

«Аа-а-а!» — закричал вдруг главный капошник и ломанулся сквозь кусты. «Аа-а-а!» — закричали все и рванули вслед за ним, строго на север.
«Что случилось-то?» — спросили капошника из-за спины задыхающимися голосами эти, из-за спины. «Беда пришла! — отозвался тот, не снижая скорости, и заплакал. — Гады опять родину продали!»
«Да ты чо?!» — поразились эти. «Чтоб я так жил! — побожился капошник, остановившись у строящегося в Ласнамяэ православного храма. — Бля буду – опять!» Он поднёс правую руку ко лбу, но в небесах тихонько громыхнуло, и он быстро сунул руку в карман. Эти пригорюнились. «И почем сёдня родина идет?» — спросил один из этих и включил калькулятор на своём телефоне. «Да если б я знал… – отозвался капошник с досадой. – Я, может, давно бы с вами тут не уродовался…» «Тогда я об этом просто напишу в свою газету», — сказал этот. «И мы напишем!..» — загомонили остальные. «Пишите! – разрешил главный капошник. – А то чо мы, зря бегали, что ли?»

К главному капошнику подошел некто и потеребил его за рукав. «Глянь направо! — попросил он. – Вон там, видишь, чуть позади?» Капошник всем телом повернулся в указанном направлении. Потому что – ну не крутится у него шея направо, не приспособлена. И увидел, как человек, очень похожий на крёстного отца в исполнении Марлона Брандо передает пачку наличности человеку, чрезвычайно похожему на министра юстиции реформиста Кристена Михала в исполнении Кристена Михала.
«Молча-а-ать! – страшным голосом скомандовал главный капошник. – Всем смотреть в светлое будущее! То есть строго вперёд!» Эти замерли. «Аа-а-а!» — заголосил снова главный капошник и рванул на восток. «Аа-а-а!» — закричали все и потрусили вслед за ним.
Читать далее