Плохие отношения между Эстонией и Россией как условие процветания значительной части политической элиты Эстонии

В конце 80-ых и начале 90-ых годов, когда большинство населения говорило о свободе и демократии, равенстве и братстве, весьма узкий круг политиков, будущих лидеров экономики и политического истеблишмента, определился с ключевым вопросом — вопросом гражданства ЭР. Трезвые и прагматичные головы уже во времена «поющей революции» прекрасно понимали, что вот-вот грядет эпоха приватизации. Речь не идет о «желтых» картах, речь о том достоянии, которое до определенного момента считалось то ли народным, то ли ничьим – предприятиях, профсоюзной и прочей собственностью. Всё это следовало «правильно» разделить.

Эти прагматики совершенно точно понимали, что ограничение какой-то части тогдашнего общества Эстонии в правах гражданства в значительной мере облегчит им доступ к той самой приватизации. В результате положения конституции 38-ого года и закона о гражданстве того же времени были изменены ровно настолько, чтобы треть населения занималась другими проблемами и не думала о возможностях полноправного вхождения в экономическую жизнь общества.

Однако им надо было обосновать лишение прав значительной части населения и титульной нации, и всему остальному миру. Именно тогда начали создаваться стереотипы, в соответствии с которыми русские (ради краткости я буду использовать это слово для обозначения национальных меньшинств Эстонии) являются врагами независимости. Тогдашние прагматики, вышедшие в массе своей из местных коммунистов, но по велению времени ставшие антикоммунистами, не хотели отказываться от кастовости социалистического общества при переходе к рынку. И намерение свое успешно осуществили – русских, внёсших значительный вклад в экономические успехи страны, превратили в отверженных.
Читать далее