Иван Качановский: «Резня на Майдане»: дело о киевских снайперах

Данная статья взята с www.igcp.eu, сайта Группы информации по преступлениям против личности.

Доктор Иван Качановский (Школа политологии и факультет средств массовой информации Университета Оттавы Оттава, штат Онтарио, Канада) ikatchan@uottawa.ca

Данная работа была представлена на заседании семинарской группы по изучении Украины в Университете Оттавы 1 октября 2014 года.

Вопрос исследования – дело о «снайперах на Майдане»

Хладнокровное убийство нескольких десятков манифестантов на киевском Майдане 20 февраля 2014 стало поворотным моментом на украинской политической арене и вызвало эскалацию конфликта в борьбе стран Запада и России за Украину. Массовые убийства митингующих и полицейских привели к свержению крайне коррумпированного про-российского, хотя и всенародно избранного, правительства Виктора Януковича и положили начало широкомасштабному кровопролитному конфликту, который по настоящее время продолжается на востоке Украины, в Донбассе. Новые украинские власти и и украинские средства массовой информации активно продвигают точку зрения, что убийства были совершены по приказу Януковича[1]. Данное мнение было почти единогласно поддержано правительствами западных государств и международными СМИ – по крайней мере, публично. При этом не проводится никаких дополнительных расследований, а некоторые имеющиеся данные по делу не принимаются во внимание. Например, президент Украины Петро Порошенко в своей речи перед Конгрессом США 18 сентября 2014 году заявил, что свержение правительства Януковича произошло в результате мирного протеста против произвола полиции, в частности, против убийства более чем 100 манифестантов 20 февраля 2014 года[2].

Основной вопрос таков: какая из сторон организовала «резню на Майдане»? Данная работа – первое научное исследование этого масштабного события, унёсшего много человеческих жизней. В ходе анализа большого количества материалов по делу мы приходим к выводу, что определённые элементы оппозиционных сил Майдана, в том числе крайне правые экстремисты, организовали «резню», чтобы захватить власть, и правительственное расследование было сфальсифицировано по той же причине.

Читать далее

«Бывали хуже времена…»

Позавчера, в ходе обсуждения внешней политики Эстонии, я переадресовал нашему премьер-министру вопрос (один из тех, которые мне довольно часто задают на улицах Нарвы):

«М.Стальнухин      Высокочтимый господин премьер-министр! Эта должность сделала вас великим знатоком в вопросах внешней политики, поэтому именно у вас хотелось бы спросить. Конституции определяют, кто в той или иной стране в случае необходимости объявляет военное положение, то есть войну (обычно это делает президент). А война, естественно, предполагает агрессию. Если военное положение не объявлено, то нет и войны. Если нет войны, то нет и агрессора. Почему, по вашему мнению, президент Порошенко не объявил военное положение, хотя вы постоянно твердите о том, что идет война, есть агрессор (Россия), ну а дальше вся эта риторика (крайне недружественная по отношению к России), которую мы постоянно (от вас) слышим?»

В ответ премьер продемонстрировал свой уровень политической мысли:

«Таави Рыйвас      Поразительно, насколько ваша риторика по этому вопросу аналогична риторике президента одной из соседних стран, послушать выступления которого на ту же тему мне довелось в Милане на недавнем саммите Европейского союза и Азии. Владимир Путин тоже говорит, что на Украине идет гражданская война или что-то подобное, а выборы в Крыму были законными и народ проявил свою добрую волю. У меня в этих вопросах свое мнение. Я верю, что наше ощущение международной справедливости в Евросоюзе совпадает. Многие страны ЕС и в Милане, подобно мне, однозначно заявили, что в Крыму не было легитимного осуществления права народа на самоопределение, так, как это представляют себе в демократических странах. К этому мне сейчас нечего добавить. И я не могу себе представить, как можно не называть агрессией то, когда войска одной страны находятся на территории другого государства, где реально происходит военный конфликт. Зачем это тогда называть? Давайте подумаем об этом сообща…»

Читать далее