Георгиевская лента как символ спасения, в том числе, эстонского языка и эстонской культуры

Много лет во время празднования Дня Победы я прикалываю на грудь георгиевскую ленточку. Но именно в этом году 6 или 7 эстонских журналистов поинтересовались тем, почему я это делаю. Когда обратился третий из них (из Дельфи), я попросил его сформулировать вопросы, написал ответы на них и остальным интересующимся просто их пересылал. Опубликованы мои ответы были только в Дельфи и еще одной газете, но без перевода на русский. Этот досадный пробел я сейчас и ликвидирую.

Вопрос Дельфи: почему 9 мая вы выступали на митинге в Нарве с георгиевской лентой, символом военной мощи России, на груди?

Ответ: 9 мая, стоя перед 5 000 нарвитян на Петровской площади, я сказал следующее: «С территории Европы бесследно исчезли бы десятки культур и государств, сотни языков и десятки миллионов человек, если бы солдат в серой шинели и с красной звездочкой на пилотке не отстоял бы сначала Москву и не взял бы затем, в 1945-ом, Берлин».

Зная, что из себя представляли Треблинка и Освенцим, Собибор, Белжец и еще полторы тысячи нацистских концлагерей я убежден, что живу и сейчас пишу эти слова лишь благодаря победившим в той войне. И ношу я георгиевскую ленту как символ 9 мая, как символ Победы.

И еще одно. Нацисты были фантастическими бюрократами и педантами, благодаря чему мы знаем, какая судьба ожидала покоренные ими народы. В немецких архивах есть документы, например, „Generalplan Ost“ или „Generalsiedlungsplan“ или комментирующие их докладные и т.п., которые дают ясное об этом представление: евреев и славянские народы – уничтожить, эстонцев и некоторые другие народы – онемечить. Георгиевская лента на моей груди символизирует, в том числе, мою глубочайшую благодарность тем, кто погибли ради сохранения и русского, и эстонского языка, как русской, так и эстонской культуры.

Читать далее