Легенда о самой узкой улице Вышгорода

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

Братья Эрик и Нильс были самыми толстыми людьми в Таллинне. Когда шли они по улице Мюйривахе, то встречные мимо них протиснуться не могли – под ногами проползали. На кафтаны, когда они свою одежду обновляли, уходило дорогой ткани, кожи и меха столько, что всё Братство Черноголовых обшить можно было бы. Когда заходили они в корчму, то сначала под их кресла камней обтёсанных накладывали, а потом насаживали на вертел целого быка, чтоб точно хватило. А к голодным Эрику и Нильсу старались ближе, чем на расстояние вытянутой руки, не подходить. На всякий случай.

Были братья богатеями, но мало кто знал, откуда их достаток берётся. Замечали только люди, что по ночам отправляются Эрик и Нильс на Вышгород. Вот и нашёптывали злые языки, что ведут они какие-то тёмные делишки с тамошними баронами. Какие – неведомо, но на добром деле так, как Эрик и Нильс, не разбогатеешь.

И вот одной безлунной ночью встретились они на Вышгороде, на самой узкой его улице, не увидели друг друга в темноте и пошли – Эрик с одной стороны, а Нильс – с другой. И встретились, конечно, в самом узком месте.

Читать далее

История о великом педагоге

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

Дело было в самом начале 90-х. Это было очень тяжёлое время, когда человек в мгновение ока мог попасть в ситуацию, требующую — выживания ради — срочного изменения места жительства, имени или даже внешности. Не хочется вдаваться в подробности, просто уточним, что герой этой истории, назовём его Оскар, задолжал денег людям, жизненные принципы которых не предполагают благотворительности по отношению к заёмщикам. Не желавший близкого личного знакомства с паяльником, показанным ему на последней встрече с кредиторами, Оскар бросился в бега, что в итоге привело его на край света, в славный город Нарьян-Мар.

Оскар в одиночестве сидел за столиком в одном из местных кафе, одолеваемый мрачными думами, когда к нему подсел персонаж в унтах и с большим портфелем. Через два часа и после трёх бутылок «Столичной» из этого портфеля Оскар спросил своего собутыльника, оказавшегося завучем сельской школы-интерната для детей оленеводов, не подскажет ли он, где мог бы – пусть за угол и стол — поработать в Ненецком автономном округе интеллигентный средних лет мужчина. Завуч сфокусировал взгляд на Оскаре и сообщил, что его школе позарез нужен учитель английского языка. И ничуть не удивился, когда Оскар заверил его в том, что он обременён высшим образованием именно в сфере английской филологии.

Уже на следующий день, после восьмичасовой поездки по убитым дорогам, Оскар оформился учителем английского на полторы ставки, заселился в интернат и начал новую жизнь. Диплом он пообещал предоставить попозже, и с этим согласились подождать. Как ему сообщили, в школе уже лет двадцать не преподавался английский, никто не знал даже его азов и не было даже учебной литературы. Оскар, возликовав в душе, на это ответил, что трудностей не боится. И начал очень активную педагогическую деятельность.

Читать далее

История о «лилово-голубом» движении

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

Всего-то десяток с небольшим лет назад зародилось в одном эстонском городе, на 97 процентов населённом неэстонцами, некое протестное движение. Создали и возглавили его бывший вице-мэр и владелица магазина тканей. Галантерейщица и кардинал – это, как говорится, сила. Тем более при таких незатейливых лозунгах, как «Взять всё и поделить!»

Когда очередной митинг собрал на главной городской площади несколько тысяч человек, «кардинал» решил перенести вторую часть этого Марлезонского балета в зал местного городского собрания. А галантерейщица предложила протестующим наколоть на грудь цветные ленточки, как отличительный знак нового политического движения. Были у неё немалые запасы неликвида – лилового цвета подкладочного сатина, вот его и нарезали на кусочки. И на людей поприкалывали.

Грозной волной влились на заседание местного совета, где и продолжился стихийный митинг, человек 50-60 самых активных протестантов. Веселье прервал председатель горсобрания, всего-то и спросивший, почему люди нацепили на себя эти лиловые тряпочки? Разве им не известно, что на эстонском языке «лиловый» („lilla“), помимо цвета, обозначает «голубого», то есть гомосексуалиста? «Кардиналу», в совершенстве владеющему эстонским, это ведь известно.

Читать далее

История о волшебстве Пиросмани

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

Предваряя упреки и нападки, заявляю сразу и безоговорочно — эстонский язык учить надо. Хотя некоторые осознают необходимость этого в уже вполне зрелом возрасте. Причем с одним моим хорошим знакомым — назову его хотя бы Сергеем — произошло это не где-нибудь, а в Тбилиси.

Сам то он наш, местный, родом из Нарвы, но вот довелось ему, видите ли, ещё в советское время побывать там, в Тбилиси, в командировке. Чтобы не впасть в занудство, мелкие детали и подробности опущу, ограничусь лишь констатацией того факта, что жить Сергею в Тбилиси пришлось на окраине города, вблизи местного ликеро-водочного комбината. Который от остального мира отделял забор, чтоб не соврать, сантиметров тридцати в высоту. Что — плюс демпинговые цены на спиртное в темное время суток, когда водкой торговали прямо с конвейера — приводило к безудержному пьянству прилегающий к вышеупомянутому заборчику квартал, жертвами которого оказывались, естественно, и командированные.

Пили местные до изумления много, что если не оправдывает, то, по крайней мере, объясняет, почему мой приятель, сбежавший несколько дней спустя от их гостеприимства и непонятно как очутившийся в местной художественной галерее, соображал несколько вяло, делая из очевидных фактов абсолютно неадекватные выводы. И, замерев перед полотном Николо Пиросмани «Медведь в лунную ночь», с которого медведь, больше похожий на крысу, неземным своим взглядом гипнотизировал посетителей выставки, вдруг понял, что каким-то чудом овладел грузинским языком!

Трудно описать всю глубину постигшего его потрясения! Умом Сергей понимал, что находится на Кавказе, но ощущал себя при этом, как какой-то персонаж Кафки. Поскольку за его спиной говорили — в грубых выражениях обсуждая и осуждая его внешность и одежду, делая скороспешные и нелицеприятные выводы по поводу его умственных способностей — явно не на русском языке, а он, тем не менее, все прекрасно понимал. В общем — полный Кафказ!

Читать далее

Легенда о трёх болтливых сёстрах

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

Когда-то очень давно жил в Таллинне богатый торговец, у которого было три дочери, далеко не самых красивых. Худые как щепки, загорелые да не в меру болтливые… Бр-р-р, ужас! А ведь всем тогда было известно, что женщина должна быть молчаливой и дородной, поскольку подкожный жир спасает от холода, и в зимние морозы при такой жене можно неплохо на дровах сэкономить. И весьма накладно столько тощих дочек замуж выдать – без компенсирующего худобу приданого точно никто не возьмёт.

Но был у этого негоцианта небольшой земельный участок, и решил он на нём построить дом – уж при таком-то имуществе хоть одну дочь пристроить удастся. Лучше так, чем аж три старые девы перед глазами до самой смерти.

Нанял купец каменщиков да плотников, закупил всё необходимое для строительства, но тут пришла новая беда — дочки его были сверх меры болтливы, сплетничать любили до самозабвения; сходили они посмотреть на участок, да так на нём стоять и остались – находился-то он прямо за Большими морскими воротами, а столько слухов и сплетен, сколько на дороге к порту, не услышишь нигде.
Вот и стояли три девушки, друг к другу прижавшись и в уши всякие страсти нашёптывая – и не убрать их оттуда было никакими силами.

Читать далее