Кафказ

Предваряя упреки и нападки, заявляю сразу и безоговорочно: эстонский язык учить надо. Хотя некоторые осознают необходимость этого в уже вполне зрелом возрасте. Причем с одним моим хорошим знакомым — назову его хотя бы Сергеем — произошло это не где-нибудь, а в Тбилиси.

Сам то он наш, местный, но вот довелось ему, видите ли, лет 15 назад побывать там в командировке. Чтобы не впасть в занудство, мелкие детали и подробности опущу, ограничусь лишь констатацией того факта, что жить Сергею в Тбилиси пришлось на окраине города, вблизи местного ликеро-водочного комбината. Который от остального мира отделял забор, чтоб не соврать, сантиметров тридцати в высоту. Что — плюс демпинговые цены на спиртное в темное время суток, когда водкой торговали прямо с конвейера — приводило к безудержному пьянству прилегающий к вышеупомянутому заборчику квартал, жертвами которого оказывались, естественно, и командированные.

Пили местные до изумления, что если не оправдывает, то, по крайней мере объясняет, почему мой приятель, сбежавший несколько дней спустя от их гостеприимства и непонятно как очутившийся в местной художественной галерее, соображал несколько вяло, делая из очевидных фактов абсолютно неадекватные выводы. И, замерев перед полотном Николо Пиросмани, с которого медведь, больше похожий на крысу, неземным своим взглядом гипнотизировал посетителей выставки, вдруг понял, что каким-то чудом овладел грузинским языком!

Трудно описать всю глубину постигшего его потрясения! Умом Сергей понимал, что находится на Кавказе, но ощущал себя при этом, как какой-то персонаж Кафки. Поскольку за его спиной говорили — в грубых выражениях обсуждая и осуждая его внешность и одежду, делая скороспешные и нелицеприятные выводы по поводу его умственных способностей — явно не на русском языке, а он, тем не менее, все прекрасно понимал. В общем — полный Кафказ!

Лишь несколько минут спустя мой знакомый понял, что никакого чуда и в помине нет, просто за его спиной — туристы из Эстонии, которые в тысяче километров от родины считают, что могут без опасений резвиться, отпуская не самые удачные шутки на его счет — на эстонском, разумеется, а не на грузинском языке. Осознав это, Сергей собрался с мыслями, повернулся и выдал тираду на том же эстонском языке…

Из музейного зала он выходил, лавируя меж впавшими в столбняк туристами и по сию пору уверен, что большего удовольствия в жизни не получал. Так что язык учить необходимо, штука нужная. Но…

.

Героические будни

Я преподаю эстонский почти десять лет. Он мне нравится настолько, что впору применить глагол armastama. Однако странным образом почти все, чем законодательно регулируется эта сфера нашей жизни, вызывает у меня, мягко говоря — отторжение, а грубо говоря — рвотный рефлекс. Что вполне естественно, еще Руставели сказал: «Блуд — одно, любовь — другое, разделяет их стена. Человеку не пристало путать эти имена».

Искать логику в тех конвульсивных телодвижениях, которые имитируют наличие у нашего государства осмысленной языковой политики столь же неприлично, как считать чужие деньги. Но чертовски занимательно!

С одной стороны — гражданство за особые заслуги могут дать и не владеющему государственным языком. С другой — бабулька, всю жизнь отработавшая в Эстонии, но родившаяся после 1 января 1930 года должна сдавать экзамен по эстонскому языку по полной программе, со всеми полагающимися процедурами. Я в этом никакой логики не вижу. Выставляя такие требования, государство должно бы было обеспечить и соответствующую материальную и методическую базу под обучение пенсионеров. Однако это как раз тот случай, когда как нельзя более уместна следующая эпитафия: «Он мог на спор съесть даже фуражку! Но однажды забыл снять с нее кокарду…»

С одной стороны, по информации уездного начальства Ида-Вирумаа, из сотни нарвских учителей госязыка уже 23 — дипломированные филологи, получившие специальность, обратите на это внимание, в университетах Эстонии. Что можно только приветствовать, поскольку еще 7 лет назад таковых было всего 2 или 3. Но с другой, как уверяет тот же источник, 15 учителей из 23-х не владеют эстонским в объеме, необходимом для преподавания. Не видеть в этом проблемы означает уподобиться куску колбасы, который заперся от всех в холодильнике и считает, что он в безопасности.

С одной стороны — все понимают, что детей надо обучать языку уже в детском саду, с другой — только на восьмом году независимости решили заняться организацией подготовки воспитателей с правом преподавания эстонского. И, обобщая, скажу, что цель нашей языковой политики может быть соблазнительна, как внебрачная связь, но движется она абсолютно непредсказуемыми путями, как, например, разыскивающий свою очередную жертву стафилококк.

В общем, перечень по принципу «Дайте нам будни, а уж героическими мы их сделаем сами!» можно продолжать до бесконечности. Парадоксы в наличии, но вот их друг гений явно где-то загулял. Мы имеем то, что имеем: бесконечные дрязги и скандалы по вопросам, связанным с госязыком. И просто обречены на гормоничное — от слова «гормон» — существование.

Нас все время трясет. Вдруг оказывается, что перечень деловых качеств директора русской гимназии, а именно то, что он асс в своем деле, хороший организатор и хозяйственник, немного юрист и пр. — все это не имеет никакого значения, если он недостаточно владеет государственным и раз в полгода не может на нем поговорить с инспектором министерства. Такого директора начинают даже подозревать в политической незрелости, попутно обещая ему всяческие неприятности — вплоть до увольнения. Как говорится — путь от диагноза до траурного марша, под который на печальный холмик ложатся венки, тернист и полон скорби. Хотя ни в коем случае нельзя поставить знак равенства между знанием языка и лояльностью.

И вот о чем я совершенно простодушно подумал: тридцать лет назад, когда мужчин в некоторые рестораны пускали только при наличии галстука, никому не приходило в голову увязать проход к заветному столику с выражением лица. Кто бы мог предположить, что нечто подобное начнет происходить в наше время.

.

Клоп или носорог?

Мудрость, сконцентрированная в незапамятном «Все течет, все меняется…», в Эстонии пока не работает: деньги в языковой сфере текут рекой, но ситуация остается неизменной. Почему?

Потому что именно так удобно тем, кто заказывает музыку. Тем, кто канализирует миллионы крон, пропуская их сквозь сито многочисленных организаций, занимающихся «интеграцией». Тем, кто искусственно возводит стену между двумя общинами.

Они вовсе не авторитарны, ни боже мой! Просто они хотят, чтобы все было по-ихнему. Но поезд уже ушел, и пришло время пересмотреть многие казавшиеся незыблемыми постулаты. Перековать мечи на орала.

Хотел бы сделать предложение. Не в том, то есть пошлом, смысле руки и сердца, а как бы рацпредложение.

Ведь вся наша жизнь — как борьба линейки с лекалом: хочется пройти по ней, по жизни, гордо и прямо, а вместо этого носишься по кривой, дикими скачками от одного окопчика к другому. Над ухом свистнуло, под ногами грохнуло, упал, пальнул в пространство, откатился в сторону, перезарядил и затаился перед следующей перебежкой.

Так может — объявить рождественский мир? И государственным приоритетом интеграционной политики принять направление на отказ от карательных функций связанного с госязыком законодательства. Сделать это хотя бы для Европы.

Написал — и сам засомневался. Ведь решение проблемы — в руках правительственной коалиции, а признание своих ошибок требует недюжинной смелости. В политике же выгоднее — и безопаснее — быть клопом, чем носорогом. Ведь голову последнего мечтает повесить в своей гостиной в виде трофея каждый охотник-профессионал. Но захочет ли он украшать стены раздавленными клопами?

.

Послесловие

А этой статье уже лет десять. То есть понадобилось десятилетие, чтобы такие как Лаар хотя бы заговорили о диалоге общин. Обходя при этом молчанием реальные проблемы. «Нормальное общение между эстонской и русской общинами в Эстонии необходимо, и первые шаги в этом направлении должны сделать эстонцы, сказал глава правой партии Союз Отечества и Res Publica Март Лаар. «Во-первых, необходимо осознать, что это, в первую очередь, нужно эстонскому обществу, эстонским партиям. Это интересно нам, и я думаю, что должно быть интересно и русскоязычным жителям Эстонии. Эстонцы должны понять, что русские в Эстонии — это не проблема…, это возможность…», — сказал Лаар…»

Лаар: Эстонцам и русским надо чаще общаться

Комментарии

Кафказ: 3 комментария

  1. У меня знакомая недавно возвращалась из Египра на самалёте Болгарской авиафирмы. В их тургруппе были и эстонци. Как же она наслаждалась когда стюардесса попросила эстох говорить на английском или РУССКОМ!! И ведь отродаксальные эстохи заговорили на русском ,потому как инглишем не владели. Учите Русский ,прокормит :))

  2. Мишель Фуко давно приметил, что в политике ничего личного — только бизнес. Никто из русских не верит, что эстонский язык нужен ради эстонского языка. А среди эстонцев зомбированных «верунов» много.

  3. Говорить г-н Лаар с со-товарищами может все. Но, как показывает практика, делают они совсем другое. Вбиваемая ими в головы титульной нации махровая русофобия вряд ли
    перестанет быть их любимым делом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *