Перейти к содержанию

За президентством (по мотивам повести М.Лассила «За спичками»)

«…Нельзя исключать, что свою кандидатуру на пост выставит и супруга президента Эвелин Ильвес. «Учитывая активность его супруги в обществе, я не исключаю, что президент с фамилией Ильвес может продержаться в Эстонии как минимум 4 срока», — отметил Сависаар…»

Сависаар: Эвелин Ильвес может выставить кандидатуру на пост президента

.

— Кто говорит? — спросил Эдгар Сависаар, муж Вильи Сависаар, проживающей в Брюсселе, что в Евросоюзе. Он сказал это как бы про себя, поднимая трубку телефона. Эта мысль промелькнула у него в голове просто так, неожиданно.

— Это я, — ответил Тоомас Хендрик Ильвес, который случайно, балуясь с телефоном, набрал номер Эдгара. Вообще-то он сидел в своем кабинете и, шумно прихлебывая, пил кофе. Потом, подумав, что Эдгар ведет речь, быть может, о нем, переспросил:
— Ты что, обо мне?
— Да, — ответил Эдгар. Тогда Ильвес снова подтвердил:
— Да, это я.
— Ах, вот как…

Некоторое время Эдгар возился с телефонным шнуром, потом опять спросил:
— Я — это в смысле кто?
— Я, что ли?

— Да…
— Говорят, мол, что президент, — сказал президент. — С хутора Эрма.
— Президент, значит… А что, долго тебе еще им оставаться? — продолжал расспрашивать Эдгар.
Прихлебывая кофе, Тоомас сказал:
— Кажется, что не очень.
И, наливая кофе в блюдечко, Хендрик добавил:
— А ведь у меня и без того хлопот много. Хутор один чего стоит… Расходов на миллион в год. И это только из государственной казны! Коровы эти нелепые… Гостиница… Сплошные убытки.

Воцарилось долгое молчание. Эдгар с трубкой сидел в кресле. Глаза его были полузакрыты, и трубка едва не падала из руки. Однако он слышал разговор и понял, о чем шла речь. Короче, кое в чем все-таки разобрался. И даже пробормотал:

— Хватает хлопот у тебя. Сколько же теперь у тебя дойных коров?
Ильвес стал подсчитывать коров:
— Пожалуй, пятнадцать у меня их будет вместе с той черной коровой, что куплена у Падара.
— Ах, пятнадцать, — пробурчал Эдгар и снова погрузился в раздумья. И телефонная трубка, покачиваясь, казалось, вот-вот упадет.
Президент повторил:
— Да, пятнадцать дойных коров у Тоомаса Хендрика.

— Ну и молока в твоем доме! — с удивлением произнес Эдгар и через мгновение добавил: — Не помешало бы и президента при таком доме иметь…
Откусив кусочек сахару, Ильвес, сильно отвлекшийся на подсчет коров, в свою очередь сказал:
— Алло! Это кто?
— Это я, — кротко ответил Эдгар и, не дожидаясь следующего, совершенного очевидного вопроса, добавил, — Я — в смысле Эдгар.

Такой ответ, быть может, озадачил бы кого-нибудь другого, но не Томаса Хендрика.

— Вот оно что… Вот ты где… — сказал президент. — По телефону, значит, говоришь. А ведь я звонить тебе хотел, поговорить.
— Извини, я уже говорю по телефону, — ответил Эдгар. И тотчас предложил: — Может, в другой раз? А кому ты звонишь? — спросил Эдгар, разглядывая портрет президента на стене.
— Да я же и говорю — тебе, потому что есть у меня до тебя маленькое дело.

Оба прижимали к головам свои трубки. В голове Ильвеса варилось одно дело. Оно уже было полностью продумано, и Тоомас Хендрик только не знал, с какого конца ему начать. Ему как-то неловко было. А все-таки надо было начать разговор о деле. Приободрившись, Ильвес спросил:
— А вообще говоря, что ты делаешь?
— Да я вот думаю о будущем президенте. Вилья пекла хлеб и стала брюзжать, чтоб я от нечего делать подумал бы, например, о будущем президенте.

Томас Хендрик обрадовался. Казалось, дело покатилось теперь само по себе. Он стал обдумывать, как бы ему продолжить этот разговор, и, наконец придумав, сказал:
— Тебе что… У тебя и забот нет никаких, пока жива твоя Вилья.
— Пока-то еще она у меня жива… Вилья…

Ильвес, наконец расхрабрившись, приступил к делу:
— Не помешала бы и в моем доме одна такая Вилья, если б только попалась подходящая… Чтоб президентом была…
— Не худо, конечно, когда в доме имеется своя бабенка-президент, — подтвердил Эдгар.
Тоомас Хендрик был того же мнения, и поэтому Эдгар показался ему теперь умным мужчиной. Тоомас сказал:
— В этом году у меня пятнадцать коров и три телки.
— Хм… А твоя черная корова отелилась? — спросил Эдгар. — Что-то бабы об этом судачили…

Ильвес подтвердил это:
— Уже в субботу она отелилась. Телку принесла.
— Ты что, оставил ее или зарезал?

— Собирался оставить, да потом подумал — раз нет у меня собственной Вильи, так некому будет за ней ходить… Да и оплачивать то сено, что жуют мои пятнадцать коров…
— Конечно… А этим летом ты выкосил свой заливной луг? — с оживлением спросил Эдгар.
— Траву, что получше, выкосил… Ведь в моем хозяйстве и помимо этого еще есть луга… И гостиница… Говорю же — сплошные расходы…
— У тебя немало мест для покоса, — сказал Эдгар и вдруг не без умысла добавил: — Да, нужен тебе свой человек за коровами ходить. Да счета хуторские оплачивать.

Слова эти понравились Тоомасу Хендрику, однако он стал возражать и даже сопротивляться сказанному:
— И без такого человека можно вполне управиться.
— Вообще-то, конечно, можно — только если сам президент, — согласился Эдгар. — Чтоб на государственные деньги батраков нанимать.

Ильвесу было крайне досадно, что Эдгар согласился с ним. Однако Эдгар неожиданно поправил дело, сказав:
— Все-таки жена была бы хорошей помощницей, будь она президентом. Коровы, опять же. Целых пятнадцать вместе с той черной…
— Помощницей она была бы, да вот только от жен, знаешь, какие бывают огорчения, в особенности если жена злая, — возразил, вспомнив чету Клинтонов, Тоомас Хендрик, на этот раз с большей осторожностью.

Эдгар помолчал некоторое время. Между тем Ильвес с нетерпением ждал, чтобы Эдгар начал уговаривать его выдвинуть в президенты Эстонии госпожу Эвелин Ильвес, хозяйку с хутора Эрма, или хотя бы завел разговор в таком духе… Пора было думать, как содержать хутор, когда кончится халява…

Комментарии

Опубликовано в рубрикеПарламент и правительствоЮмор

1 комментарий

  1. Лева Лева

    «Ильвесу было крайне досадно, что Эдгар согласился с ним. Однако Эдгар неожиданно поправил дело, сказав:
    — Все-таки жена была бы хорошей помощницей, будь она президентом. Коровы, опять же. Целых пятнадцать вместе с той черной…» — вместе с черной это на кого, простите, намек?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.