Великий слепой (по И.Ильфу и Е.Петрову)

Однажды Ансип позвонил президенту.

— Слушай, камрад, — сказал он. – Тут такое дело…

Президент подумал – «Да кто ты такой!», и меланхолично хмыкнул:

— Да знаю я твои дела.

Премьер-министр подумал в ответ – «А ты кто такой!», досчитал до десяти и спокойно продолжил:

— Мне тут один камрад показал проект твоих ответов на вопросы «Актуальной камеры». Ты там, типа, говоришь, что «экономический спад, конечно, неприятное явление, но следует помнить, где была страна 10, 15 и 20 лет назад».

Президент на своем конце телефонного провода досчитал до пятнадцати и сравнительно равнодушно буркнул:

— Оторву я когда-нибудь руки этому твоему камраду. Вместе с погонами. Или из сотсиаал-демократической партии выгоню на фиг. Поработает охранником или инкассатором – может тогда соображать начнет – чьи проекты кому показывать можно. Ну, а твои претензии в чем?

— В числительных, — ответил Ансип и досчитал до двадцати. – Да ты же не местный, откуда тебе знать…

Премьер-министр немного помолчал. Президент молчал тоже – считал до двадцати пяти.

Поезжай в Тарту! — сказал Ансип неожиданно. — И тогда ты поймешь, что я прав. Обязательно поезжай в Тарту!

Какой там Тарту! — пробормотал президент. — Почему?

Поезжай в Тарту и спроси там, что делал Ансип до восстановления независимости. Обязательно спроси!

Что ты пристаешь? – хмуро сказал президент.

Нет, ты спроси! — требовал премьер. — Поезжай и спроси! И тебе скажут, что до независимости Ансип был слепым. То есть инструктором райкома Коммунистической партии. Если бы не независимость, разве я пошел бы в премьер-министры, как ты думаешь? Ведь я был богатый человек. У меня была семья и на столе никелированный кофейник. А что меня кормило? Красные корочки и палочка, милицейская такая дубинка.

Он вынул из потайного кармана картонный футляр, оклеенный черной бумагой в тусклых серебряных звездочках, и достал из него партбилет КПЭ.

Вот этой книжечкой, — сказал он со вздохом, — я кормился много лет.

Почему же ты бросил это дело? – спросил президент оживившись. – Хотя ладно, давай ближе к делу. Так чем тебе мои числительные не угодили?

— Понимаешь, камрад, когда ты предлагаешь помнить, где была страна 10 и 15 лет назад, то с этим я согласен. Но вот 20 лет назад… Я тогда пил чай у тещи, а в Тарту разгоняли прогрессивную молодежь. Дубинки, овчарки… Лично мне это неприятно вспоминать, и людям напоминать не стоит. Скажи так: «следует помнить, где была страна 10, 15 и 25 лет назад».

— Погоди, записываю… Так ты говоришь – 10, 15 и 25? Хо-ро-шо, так и сделаем. Слушай, — озаботился вдруг президент и надолго замолчал. — А что делал 25 лет назад наш всезнающий камрад?

— В милиции служил, — ответил Ансип рассеянно.

— Это там, где дубинки и овчарки? – уточнил президент.

Теперь надолго задумался премьер.

Смотри по теме:
Ранний период жизни и карьера Андруса Ансипа
Ильвес призывает преодолеть сложное время вместе

Комментарии

Великий слепой (по И.Ильфу и Е.Петрову): 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *