Qui pro quo

«Министр внутренних дел Марко Померантс провел в Нарве встречу с русскими журналистами Ида-Вирумаа. … По словам Померантса, до Нарвы зачастую вся информация не доходит, и государство должно тут что-то предпринять. Цель — не политическая пропаганда, а просто снабжение населения качественной информацией…»

Померантс встретился в Нарве с русскими журналистами

.

Министр МВД появился в отдельном зале ресторана, подготовленном для завтрака с журналистами, оглядел собравшихся, затем закрыл глаза, чувственно потянул носом и пробормотал, слегка оскалившись:
— Жареные мозги… кьянти… Обожаю!

Журналисты недоуменно уставились на сервированный, но пока пустой стол. «Какие еще мозги?» —  прошептал кто-то недоуменно. «Твои, дура! Не привлекай внимания!» — прошипели ей в ответ. Прозвучали дежурные приветствия, скрипнули стулья.

— Итак, — неразборчиво, как будто из-под маски молвил министр, — поговорим об информации. Вернее, о ее отсутствии.

Присутствующие потупились.

— Я, как псих какой-то, всю ночь лазал по сугробам, искал глушилки, — сообщил министр. — Вся страна смотрит наши телеканалы и слушает наше радио, а до Нарвы почему-то информация не доходит. Вот, например, эстонские газеты куда деваются? Куда оно… — министр на секунду задумался, каким адекватным выражением определить это «оно», но ничего печатного в голову не пришло. — Куда оно всё пропадает? Почему они голосуют не так как надо?

— Да мы что? Мы ничего… — пробормотал высокий детина, нервно протирая мгновенно вспотевшие стекла очков. — Мы стараемся…

— Это кто? — спросил министр. Сопровождающий его однопартиец, местный функционер, пожилой седой мужчина, что-то быстро зашептал ему на ухо. Присутствующие вытянули шеи, но не смогли вычленить из доклада ничего, кроме часто повторяющегося слова «kurat». — А, молодец… — кивнул министр. — Одобряю…  Но одного старания мало.

Министр снова оскалился:
— Народ страдает! Его не снабжают! Качественной информации нет! А должна быть!

Он попытался шевельнуть руками, но это почему-то не удалось. Министра это разозлило. «Надо бы у канцлера права спросить, — подумал он, — почему, когда мне надо пустить в ход руки, всё время они оказываются связаны? Может, в Конституции чего поменять?..»

— Да мы готовы! — заверил высокий в очках. — И снабжать!.. И проверенной!.. То есть — качественной!.. И даже информацией!… Только… — остановился он, блеснув стеклами.

— Что — только? – тихо спросил министр.

— Qui pro quo, господин министр, qui pro quo, — послышалось в ответ…

.

Послесловие
Мерзость-то какая, прости господи. Даже смеяться над убогим не хочется. Просто озвучу несколько вопросов.

Представимо ли, чтобы министр внутренних дел собрал редакторов эстонских газет где-нибудь в западной или южной части страны, чтобы вычитать им за отсутствие «качественной» информации? Да еще прихватил бы на эту встречу своего местного политфункционера, эдакого гауляйтера?

Как Конституция Эстонии — или любой другой закон — определяют «качественную» информацию, и в чем отличие качественной от некачественной?

Хоть кто-нибудь из редакторов и журналистов на этом завтраке с министром задал ему вопрос о сути конституционных прав, о свободе слова и совести? Напомнил ему, что цензуры у нас нет (по крайней мере — не должно быть), и каждый имеет право на свои убеждения?

Или — самое тривиальное — кто-нибудь на этой встрече попросил Померантса предоставить хоть какие-то примеры «некачественности» предоставляемой нарвитянам информации?

Комментарии

Qui pro quo: 1 комментарий

  1. Если не уважаешь сам себя как можно ждать что тебя будут уважать другие, это ведь старая истина. Это ведь так просто быть свободным, но видно не в этом случае.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *