Люди в сером

«Нельзя допускать, чтобы мэрами эстонских городов становились всякие инопланетяне, заявил в передаче Terevisioon министр по делам регионов Сийм Вальмар Кийслер, намекая на мэра Таллинна Эдгара Сависаара…»

Министр: нельзя пускать в мэры инопланетян

.

«Министр по делам регионов, член Союза Isamaa и Res Publica Сийм-Валмар Кийслер посетил магазин Hugo Boss, где в тот момент действовали скидки, при этом под лобовым стеклом автомобиля, на котором он приехал, красовалось разрешение на парковку для инвалидов…»

Разрешение на парковку для инвалидов облегчает министру шоппинг

.

Премьер-министр Ансип прослушал откровения Кийслера по пути на работу. Шофер включил радио — а там, соответственно, министр по делам регионов про инопланетян откровенничает. Ансип только зубами скрипнул. И по лестнице дома правительства после этого не шел, а мрачно шествовал.

«Меня нет!» — буркнул он секретарю в приемной. Затем пересек по диагонали свой кабинет, швырнув по пути портфель в кресло, и набрал код на замке неприметной дверки в углу помещения. Раздался щелчок, тихонько заработал привод и тяжелая плита из наилучшей легированной стали отползла в сторону.

В открывшемся взгляду премьера помещении всего и было, что две полки со стоящими на них разнообразными сосудами. В одном, напоминающем формой аквариум, металась ракообразная тварь, вооруженная десятком клешней на присосках. Из стеклянного ящика густо пахло дизельным топливом. Да это оно и было. Ансип взял стоящую рядом жестянку из-под леденцов, на крышку которой был налеплен знак радиационной опасности, открыл ее и сыпанул в аквариум немного черного порошка. Мельтешение в аквариуме прекратилось, даже сквозь дизтопливо послышалось смачное чавканье.

Ансип огляделся и подобострастно постучал пальцем по окошку из бронестекла в наглухо заваренной канистре, наполненной каким-то фиолетовым газом. Из глубины сосуда вынырнули несколько глаз на стебельках, уставились на премьера. Ансип поежился и нагнулся к нижней полке. Там стояли более простые устройства — всевозможные коробки и клетки. Одно из них, напоминающее водолазный колокол, премьер-министр опрокинул — и на него воззрилось существо, из всех земных причуд природы более всего напоминающее осьминога. Только у этого щупалец было более тридцати, да еще штук восемь обрубков, замотанные на концах грязными бинтами. Ансип, поджав губы, уставился на этого сороконога. Тот, глянув в глаза премьера, обмяк и, похоже, решил притвориться дохлым. Затаил дыхание, а цвет его стал быстро меняться из ярко оранжевого в цвет полки — голубой.

— Но-но! — прикрикнул Ансип. — Не дурить!
— А я что… Я ничего… — пробормотала, медленно розовея, тварь, по прежнему не решаясь открыть ни один из своих пяти глаз.
— Что ты — ничто, это давно всем известно, — зло буркнул премьер. — Но своего андроида ты обязан контролировать, нравится это тебе или нет. Завалить нас хочешь?! — взвизгнул он.

— Что он опять натворил? — тяжело вздохнул сороконог.
— Только что на радио плел чушь про пришельцев, захватывающих власть в Эстонии, — ошарашил его Ансип. — С-скотина! Почему у меня постоянная связь с хозяином… — при этих словах он мельком глянул на запаянный сосуд на верхней полке, сквозь окошко в котором из облака фиолетового дыма на него одобрительно смотрел глаз на тонкой ножке, — …а ты своего урода никак не можешь заставить слушаться? Хотя бы тривиально не привлекать внимания к инопланетянам? В прошлый раз твой андроид чего учудил?
— Запарковался у магазина на правах инвалида, — дрожащим голосом доложил инопланетный хозяин Кийслера.
— И чем дело кончилось? — деловито напомнил Ансип.

Сороконог, дрожа всем телом, поднял вверх один из своих обрубков. Но, подумав, эту обмотанную марлей культяпку опустил и поднял вверх другую.

— И что мы с тобой щас делать будем? — буднично спросил премьер, снимая, как чулок, кожу со своего лица. Обнажились кости черепа, ничего общего не имеющие с человеческим, и основания рогов. Сороконог позеленел и обмяк. Ансип взял его за одно из здоровых щупалец.

— Только не эту! — заверещала жертва. — Я ж размножаться не смогу! — и вверх поднялась другая нога.

Клацнули челюсти. Сороконог, постанывая, достал откуда-то из-под себя свежий бинт и принялся судорожно обматывать новую культяпку.

— Первый закон андроидотехники гласит, что, цитирую, «люди в сером должны не привлекать к себе внимания», — наставительно произнес Ансип, вернув на место кожу лица и быстрым движением швырнув откушенное в стоящий на той же полке ящик, тут же вновь закрыв его крышкой. Из коробки сразу послышалась возня, яростное трепетание стрекозиных крыльев, затем аппетитное причмокивание. — Усвоил?
Измученный сороконог молча кивнул и был накрыт колпаком.

Ансип вышел из хранилища, толстая дверь медленно встала на место. «Хорошо бы на обед что-нибудь из морепродуктов заказать…» — мельком еще подумал он, открывая папку со входящей корреспонденцией. «Я больше не буду!» — раздался в голове отчаянный вопль сороконога. Начинался обычный рабочий день.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *