Хельмоид на ЭТВ

«»Сависаризация Эстонии» — таким термином в России сейчас определяют политику, направленную на подчинение бывшей колонии через внутренние рычаги, утверждает бывший посол ЭР в РФ Март Хельме. Хельме сказал в передаче ЭТВ «Граждане республики», что Россия использует в Эстонии ту же тактику, что и в остальных республиках бывшего СССР: ищет опору на дружественные политические структуры, в качестве которой в Эстонии используется Центристская партия. По мнению Хельме, ситуация опасная, поскольку в любой момент подчиненные Москве структуры могут быть активизированы…»

Экс-посол: Россия сависаризирует Эстонию

.

— …В нужный момент они — раз! — и сависаризируют нашу бесконечно милую беззаботную родину! — горячился, брызгая слюной, Март Хельме. — Мы и мяукнуть не успеем!

Телеведущий поежился. Кому понравится быть оплеванным прямо на рабочем месте? Он как можно незаметнее провел подвернувшейся под руку салфеткой по лацкану пиджака, покрытому мелкими блестящими капельками, и предельно вежливо спросил:
— Как всё печально… А какие-нибудь еще специфические термины они используют?

— А как же! — округлил глаза Хельме, и оглянулся. — Я их, подлых, досконально изучил. У них целая система обозначений разработана. Чтоб понятнее было…
— Кому? — не понял ведущий.

— Да им же! — воскликнул, поражаясь тупости собеседника, Хельме. — Я целый словарь составил… — сообщил он, доставая из кармана пачку разрозненных листов, исписанных нервным залихватским почерком. И снова оглянулся. — Вот…

Он нацепил очки и принялся зачитывать термины, иногда прерывая перечень для комментария:
— Ансипиаз… тарандистика… А! Вот это мне особенно нравится — лукасома! Обозначает гениальные моменты в реформировании образования… Пихлизм… померантсность… — это из сферы внутренней безопасности… — бормотал Хельме. — И все эти термины, кстати, имеют глагольные формы — пихлить, например. Так, дальше у нас — лаарофилия и, соответственно, фобия… Аавиксотворный… эргманосец…

— И когда вы всё это успеваете? — проникся уважением телеведущий.
— Да времени то навалом, — не стал скрывать Хельме. — От укола до укола — чем еще заняться? Народ в палате подобрался, не буду скрывать, сердцем горячий и к судьбам родины неравнодушный, но у каждого ведь своё, личное, на первом месте. Вот и приходится систематизировать помаленьку. Тихо сам с собою, как говорится… А недавно, — таинственно зашептал бывший посол, вновь оглянулся и придвинулся к собеседнику. Тот поморщился и отклонился. — Недавно шифровку перехватил. Исключительно силой собственного разума.

Оглянувшись, он достал из-за пазухи квадратик туалетной бумаги, приосанился и зачитал с нее:
— «Алекс — Юстасу. Ансипизация Эстонии продвигается померантно и лигиобразно. Индекс лаарофилии стабильно растет, лукасома поступательно развивается. Тарандистика накрывает уже и Евросоюз. В стабильно-регрессивном состоянии только ильвесиада. Прошу разрешения на немедленную сависаризацию страны…» Так-то вот!

Передача подошла к концу. Телеведущий снял с себя микрофон, принялся тут же за столом стирать с лица грим. Рядом копошился, дрожащими руками сортируя свои листочки с записями, Хельме. Журналиста вдруг заинтересовало:
— А что, для вас у них соответствующего термина не нашлось?

— Как это —не нашлось? — весело удивились два здоровенных мужика в белых халатах и шапочках, на которых всю передачу оглядывался Хельме. Они подошли к бывшему послу и уже помогали ему подняться. — Он у нас — депрессивный хельмоид. И нам уже давно пора на хельмоизацию… А потом — ням-ням, на горшок и баиньки. Да?

— Проклятые сависаристы! — успел крикнуть Хельме из узкой щели меж могучими плечами санитаров, нежно влекомый к выходу из студии.

Комментарии

Хельмоид на ЭТВ: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *