Пляска смерти министра обороны

Эстонские солдаты в Афганистане за время своей миссии убили не менее 70 талибов, утверждает министр обороны Эстонии Яак Аавиксоо. Аавиксоо сказал Eesti Ekspress, что вообще-то данные о погибших с той стороны являются тайной, поэтому озвученная им цифра является результатом вычислений: количество погибших в Афганистане эстонских солдат нужно умножить на 10, и получится цифра убитых талибов. По словам Аавиксоо, у него нет данных о том, чтобы жертвами эстонских солдат стал хотя бы один мирный житель…»

Эстонцы в Афганистане убили 70 талибов

.

За окном тысячами звезд сияло небо, мистически осветив закутанные в снег деревья. За стеклом, из небольшого сугроба на карнизе, торчали судорожно скрюченные лапки какой-то несчастной замерзшей птахи. «Бедолага… — подумал Аавиксоо с жалостью. — Да, всем нелегко. Ничего, придет весна — отогреешься… Мы еще споем с тобой…» И задернул штору.

В кромешной тьме министр обороны зажег несколько свечей, затем выложил на стол большой лист ватмана и несколько карандашей. Уверенным движением начертил круг, а по внешней его стороне написал алфавит и цифры от 0 до 9. Потом, высунув от усердия язык, украсил свою самопальную магическую доску готическими вензелями и завитушками.

В кабинете раздался скрип часового механизма, затем часы пробили полночь. Аавиксоо заторопился. Он погрел над свечой салатную тарелочку, шипящим воском отметил на ее нижней стороне риску, и аккуратно положил тарелку в центр ватмана, возложив на нее свои большие холодные руки. И воззвал:
— Дух Пауля Йозефа Геббельса! Приди!

По кабинету пронесся сквознячок, гардины на окне тихонько заколыхались. Тарелочка начала свое круговое путешествие по алфавиту. Министр, затаив дыхание, считывал одну букву за другой:
— К-т-о Г-е-б-б-е-л-ь-с-а з-а-л-ё-т…

«Залёт? Какой еще залёт?» — озадаченно уставился на стол Аавиксоо. Тарелочка вновь закрутилась:
— К-т-о Г-е-б-б-е-л-ь-с-а д-е-р-ё-т…

Понятнее не стало, хотя какой-то смысл таки задребезжил. Министр попробовал еще раз:
— К-т-о Г-е-б-б-е-л-ь-с-а е-… — не веря своим глазам прочитал он, в очередной раз сложив буквы.

В этот момент его вновь обдало холодным ветерком. Свечи потухли и послышался тихий, но очень раздраженный голос:
— Там спрашивается — «кто Геббельса зовет»! Зовет, а не е..! Когда читать научишься?

Аавиксоо проняло. Он осторожно огляделся, ничего не увидел, и суетливо три раза сплюнул через левое плечо.

— Schweinehund! — перешел на истерический визг голос. — Еще раз так сделаешь!.. Вот только попробуй! Schnapsleiche!

— Извиняюсь, — смутился министр обороны. Подумал — и уточнил:
— Так мы что теперь, напрямую общаться будем?

В ответ раздалось яростное пыхтение, затем послышалось:
— Да. Я хоть и осужден навечно, но времени ждать, пока ты буквы в слова нормально складывать научишься, у меня нет. Выкладывай давай, чего надо?

— Совет нужен, — тут же ответил Аавиксоо. — Мы сейчас в Афганистане победоносно воюем, потери несем…

— Большие? — влез с вопросом дух Геббельса.

— Да, — ответил министр обороны. — Семь человек уже, — сообщил он, хладнокровно выслушал хмыканье собеседника и завершил мысль:
— Что мне общественности по этому поводу сказать? А? Пооптимистичнее чего-нибудь хотелось бы…

— Что может быть оптимистичнее высокой груды вражеских трупов? И слаще смрада их разложения? — удивился Геббельс. — Всё уже давно придумано. Вот сколько в этом Афганистане погибло наших?

— 1556! — без заминки отрапортовал министр.

— А врагов? — продолжал опрос голос. Аавиксоо замялся:
— С этим проблема. Так и гражданских-то никто особо не считает… Тыщи по две в год их гибнет, а точно сколько — никто не скажет. А кому ж мертвых талибов считать?

— То есть можно любыми цифрами оперировать — и никто не опровергнет? — уточнил Геббельс. — Вот это лафа! Покруче, чем в великом рейхе, — с откровенной завистью посетовал он. Аавиксоо гордо приосанился. — Тогда так, — продолжил голос, — соври, что твои павшие бойцы уничтожили в Афгане 700 противников. По сто врагов каждый.

Аавиксо крупными цифрами написал на ватмане — «700». Посмотрел, подумал…
— Так никто ж не поверит, — пожаловался он. — Тем более, что мы все годы постоянно успокаивали цивильных Эстонии, говоря, что наши солдатики в боевых операциях участия не принимают. Разминируют чего-нибудь иногда, а чтоб стрелять — ни-ни.

— Один ноль зачеркни, —  посопев, дал совет голос. — По десять убитых врагов на каждого погибшего получается. Пойдет?

— Это больше похоже на правду, — согласился министр обороны. — Но всё равно лажа. Если завтра, не дай бог, конечно, еще кто-нибудь из наших погибнет — мне что, сразу десять убитых талибов добавлять?

— Именно так! Когда год назад ты народ дурил своими 20 процентами (см. здесь) – тебе хоть кто-нибудь вопросы задавал? — прошипел голос. — Да ваша публика уже так оболванена, что даже меня порой жаба душит. Во что угодно верит, вопросов не задает… Так что даже не сомневайся. 70 — и точка!

По кабинету вновь заструился холодный воздух. «Отбывает…» — понял Аавиксоо, и заторопился:
— Постой! Последний вопрос! Почему число наших погибших для определения нанесенного врагу урона надо умножать именно на 10? А не 9 или 11?

— На 10 каждый дурак умножит, — донеслось из запредельного далёка. — Ноль прибавил в конце — и все дела. С этим коэффициентом ты точно не облажаешься…

«Логично!» — подумал Аавиксоо. Включил свет, достал записную книжку, куда вносил всё самое важное для обороноспособности страны, и аккуратно вписал: «10 — коэффициент для определения количества уничтоженных противников. Умножается на число наших погибших солдат…» Подумал — и добавил: «Важно: 0 прибавляется в конце…» Затем министр подумал еще раз, и решительно подчеркнул слова «в конце».

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *