Япона мать

Однажды Эстония получила международное признание за свои достижения. Очень долго ждала — и получила-таки. Причем теплые слова в адрес родины сказали не кто-нибудь, а японцы. А это дорогого стоит. В прямом смысле — недешево. Кто авиабилеты покупал, тот знает.

Потому что Япония очень далеко. То есть она сама так не думает, ей хорошо и там, где она находится, а вот из Эстонии кажется, что Япония от нас далеко. А они — японцы, то есть — они смешные такие: утверждают, что это Эстония далеко. Представляете? Такое вот недопонимание возникает иногда между народами.

Вот Ансип, самый главный министр Эстонии, и полетел в Японию улаживать такого рода спорные вопросы. Заодно он там на лыжах решил покататься. То есть сначала он решил на лыжах покататься в каком-нибудь красивом месте, и подумал — а почему бы и не в Японии? Там ведь наверняка зимой снег есть. А то он недавно, в январе, в ЮАР поехал на лыжах кататься. Очень потом сильно министру иностранных дел досталось за предоставление недостоверной информации о реалиях Южной Африки. Зря, в общем, лыжи паковали.

А в Японии-то снег есть? Ну, должен же он где-то быть. Если в Канаде нет, и в ЮАР нет. Хотя, конечно, в Японию логичнее лететь побороться с их сумоистами. Они у них там лучшие в мире. И если человек чего уже добился от жизни и теперь желает дорогостоящих наслаждений, то ему прямая дорога на татами, с каким-нибудь сумоистом схлестнуться. Такое на всю жизнь запомнится. Но если Ансип сказал — лыжи, значит — лыжи.

Так Ансип определился с направлением, но когда до авиабилетов дошло — серьезно задумался. Цены-то недетские. И сначала он решил на этот лыжный пир духа не лететь. Но потом передумал. Потому как оказалось, что есть еще кое-какие дела в Японии. Официальные. Совершенно, то есть, служебные. И билеты по такому поводу купит канцелярия.

Вот так всё началось. Но как-то очень быстро кончилось. То есть прилетел он назад. Невзирая на гигантские расстояния очень быстро вернулся. И тут-то его и спросили — как, мол, там Япония? Ансип сдержанно так отвечает, что хорошо всё, спасибо. Есть, конечно, элементы нестабильности. Тектонические процессы расслабиться не дают. Но в целом — держатся японцы, молодцы.

А что они о нас говорят? Такой был следующий вопрос. Тут уж премьер стал гораздо разговорчивее.

Очень они нас, сказал, уважают. За наши несомненные достижения во всех сферах жизни. Они — это он о японцах, в нас — это он уже об эстонцах, души не чают. Обожают. И это, мол, еще слабо сказано. Там, говорит, настоящий культ наличествует, в рамках коего обожествляется и наша либеральная экономика, и достижения в электронном образе жизни, и плавный подход к евро, и… В общем — всё.

Тут его журналюги спрашивают: что, мол, так и говорили? «Я вам что, когда-нибудь врал? — оскорбился Ансип. — Ох, не знаете вы этих японцев. Такие молчуны — это что-то! Так что приходилось расшифровывать взгляды и позы. А позами и жестами всякими плавными они однозначно восторг выражали…»

Так и сказал премьер-министр. Зуб, говорит, даю. Уважают они нас. Такое у меня сложилось, мол, объективное мнение. «А-а-а…» — сказали с непонятной интонацией журналисты и побежали за другими, не менее достоверными новостями. Ансип же остался думать, распаковывать ему лыжи или еще куда-нибудь по линии народной дипломатии смотаться.

Так в начале 21-го века добивалась Эстония признания других мировых держав. Храня при этом достоинство. То есть сама некоторые мировые державы признавать де факто не торопилась. Гордая была.
(Цитируется по изданию: «История Эстонии XXI века. Для 12-го класса гимназии», 2110 г., Таллинн)

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *