Как вымерли эстонские медведи

Это было так давно, что неправдой можно считать любую половину этой прекрасной, хотя и печальной легенды о медведях-людоедах. События ведь происходили в первой половине 21-го века, о котором мы сегодня судим в основном по газетам той поры. То есть объективной картины тогда происходившего у нас нет. Как, впрочем, не было ее и у наших предков.

Именно поэтому, как полагают многие исследователи, только к 2040-ым годам жители Эстонии стали обращать внимание на разные окружающие их странности. Ну, во-первых, на то, что улицы опустели. Людей на них стало так мало, что стало уже невозможно приписывать это только развитию компьютерных технологий и автомобилизации. Потому что машин на улице и собеседников в сетях тоже стало реально меньше.

Во-вторых, кто-то вдруг заметил, что Андрус Ансип, премьер-министр Эстонии, подозрительно хорошо выглядит. Не в плане того, что симпатичный — такого обвинения ему никто отродясь не выдвигал, а в том смысле, что слишком молодо. Уж очень он бодрый какой-то для человека, более сорока лет подряд возглавляющего страну. Особенно на фоне тех, кто еще не сбежал в эмиграцию.

Он, добавим сразу, и сегодня, в начале 23-го века, свеж и оптимистичен. Хотя в наше время никто не делает поспешных и антинаучных выводов. Мы просто ведем мониторинг ситуации. В надежде на то, что не так долго терпеть осталось…

Но в первой половине 21-го века в стране еще оставалось несколько человек, смутно помнивших начало того столетия. Вот они-то и выдвинули полуфантастическую теорию, в соответствии с которой Ансип каждую ночь вселялся в медведя, тут же становящегося кровожадным людоедом, и загрызал очередного гражданина страны (неграждане к тому времени кончились, так что ничего удивительного). И возвращался назад в свое тело, снова такое молодое и юное.

Фантастической эту теорию оборачивания Ансипа потапычем делали сами эстонские медведи, сонные и заторможенные существа: практически никто не мог их представить энергично двигающимися или грозно рычащими. Но умение премьер-министра выжимать из соотечественников все соки привело к тому, что большинство гражданского общества Эстонии, а это, что ни говори, в ту пору было почти девяносто человек, стало приверженцами этой простой теории. В соответствии с которой, повторимся, Ансип — перевертыш, который по ночам перекидывается в медведя и загрызает очередного эстоноземельца ради сохранения своей вечной юности.

Не вдаваясь в технические подробности отметим только, что к тому времени уже существовала возможность определить местонахождение ментальной сущности человека (его души, если пользоваться устаревшей терминологией). Приборы такие появились в продаже. Специальные такие GPS. Вот одно из подобных устройств и было взято на вооружение группой разгневанных граждан-заговорщиков. Решивших избавить родину от премьера-оборотня. Тут-то всё и началось.

Сели они в засаду, и видят, как с последним лучом уходящего солнца душа премьера метнулась из Дома Стенбока, где правительство окопалось, куда-то в район Вяндра, в чащу леса. Поспешили туда, смотрят — медведь! Урча и давясь, лесника последнего доедает. Ну, шарахнули по каннибалу из всех стволов. Тот сначала обделался, а затем и помер от такого стечения болезненных и стыдных обстоятельств. А заговорщики назад в столицу рванули. Собрались у телевизора и ждут, когда народу о безвременной смерти премьер-министра объявят. Уже и петарды заготовили, и флаги с сиренами. Чтоб уж гулять так гулять! И видят они в новостях, как Ансип с утра в аэропорту какого-то важного гостя встречает в режиме реального времени.

Задумались заговорщики — как же так? Но отчаянию предаваться не стали, а снова в засаду сели. Дальше всё повторилось, как накануне, только медведь пострадал не из западной, а из южной Эстонии. На следующую ночь — еще один, потом следующий… И еще 472 медведя, в которых Ансип переселялся, вырезали за неполных полтора года. Остальные сами себе вены порезали, когда тенденцию осознали.

Тогда плюнули заговорщики, GPS этот, на души настраиваемый, растоптали и из страны эмигрировали. А чего, собственно, делать в государстве, в котором даже медведей нет? Глупые они были. Как минимум — малосообразительные.

В наше-то время каждый школьник понимает, что переселение «в медведя» определяет не конкретный объект, а занимаемый им в пространстве объем. И, в случае медведя, в этом объеме всегда есть еще кое-какие живые существа. Например, гельминты. Глисты, для ясности. И куда, спрашивается, податься трихинеллам, аскаридам, трематодам и прочим паразитам в человечьем обличье, как не к родне?

И если бы заговорщики, убив очередного медведя, пригляделись бы к его поносу, а затем сожгли бы его вместе с глистами-оборотнями, то… Но об этом теперь можно только мечтать…

(Из книги «Легенды и мифы Древней Эстонии», 2210 год, Таллинн)

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *