Младенец на прогулке

«Родившийся 1 января 2008 года в Эстонии младенец к 31 декабря того же года выпил три ведра водки. Как и его сестра, брат, мать отец и бабушка. Сколько же цистерн алкоголя должен выпивать отец, чтобы на каждого члена этой компании в год приходилось выпиваемое в Эстонии в среднем количество — 11,9 литров чистого алкоголя в год, задается вопросом Õhtuleht…»

Даже на младенца в Эстонии приходится 520 бутылок пива в год

.

Несколько членов правительства суетилось вокруг мангала, от которого уже тянуло ароматом томящегося на углях правильно замаринованного мяса, Лукас чистил картошку, но большая часть коллектива трудилась над сервировкой стоящего под грубым навесом деревянного стола. Из корзин и коробок появлялись на свет всё новые закуски, напитки в причудливых бутылках выстраивались в ряды и шеренги.

Премьер-министр Ансип один не участвовал во всей этой суете. На правительственных пикниках он обычно первые час-полтора сидел в шезлонге, укрытый теплым и легким одеялом, сквозь полудрему наблюдая за подготовкой к застолью. Изредка он просыпался, прочитывал какую-нибудь заметку в газете, и снова погружался в сон. Ничто так не усыпляет на свежем воздухе, как хорошая газетная статья…

И в этот раз всё было как обычно, пока премьер не вычитал, что на каждого младенца Эстонии приходится в год 520 бутылок пива или три ведра водки. Ансип, поглядывая на нарезающих сыр и колбасу министров, дочитал заметку до конца и представил себе эти три ведра… Премьера перекосило. «А некоторые еще смеют утверждать, что здоровье у нации слабое, — подумал он. — Да тут такое здоровье нужно!.. Бычье!..» Ансип надул щеки и сам стал похож на младенца.

— Слышь, камрад! — обратился он к Лукасу. — Чего это они у тебя столько водки пьянствуют?
— Кто? — перепугался министр образования, уронив нож и почти дочищенную картофелину в мусорный пакет.
— Да эти… — тряхнул Ансип газетой. — Младенцы. Которые аж по три ведра водки в год глушат. И чем они ее только закусывают? Грудью, что ли?

Лукас пробежал глазами по газетной статье, облегченно выдохнул:
— Так это не ко мне претензия. Эти младенцы еще даже не учатся. Вот если бы они учились, тогда другое дело. Тогда бы я отвечал за их пьянство.
— А кто за них в ответе? — сдвинул брови премьер.
— Э-э-э… — протянул министр образования, озирая поляну. На глаза ему попался министр социальных дел:
— А вот хотя бы Певкур!
— Почему он? — спросил Ансип, недоверчиво оглядев предложенного в мальчики для битья министра.
— А почему бы и нет? — ответил вопросом на вопрос Лукас.
— Логично! — согласился с этим доводом премьер-министр.

— Так! — сдвинул брови Ансип. — Камрад Певкур!
— Я! — вытянулся во фрунт социальный министр.
— Почему это у тебя груднички водку трескают, как извозчики какие-нибудь?

Ознакомленный со статьей, Певкур тут же расслабился:
— Не-е, камрад, это точно не мой косяк. Моё дело — пособия выдать, чтобы папам-мамам этих спиногрызов было на что продуктов прикупить. А что потом из этого получается — это от уровня культуры зависит. Молоко они покупают или водку…

Поскольку к разговору уже прислушивались все присутствующие, то министра культуры звать и отдельно посвящать в тему не пришлось:
— А что я! — воскликнула Лайне Янес. — Чуть что — сразу культура им во всём виновата. Пьют водку — плохо! Не пьют — тоже плохо!

— Кто тебе сказал, что это плохо, когда водку не пьют? — заинтересовался Ансип.

Вперед, не дожидаясь, когда его заложит Янес, вышел министр финансов Лиги.

— Я это был… — сообщил он с достоинством.
— Ты что, совсем, значит, в деньгохранилищах своих с ума сошел? — зловеще поинтересовался Ансип.
— Налог с оборота и на молоко, и на водку — одинаков, и с точки зрения этой статьи доходов госбюджета не имеет ни малейшего значения, что будут пить младенцы, молоко или водку, — четко, но каким-то очень занудным тоном просветил коллектив Лиги. — Но вот акцизы на алкоголь делают гораздо выгоднее для бюджета продажу водки.
— Гораздо? — переспросил Ансип.
— Не то слово! — подтвердил Лиги. И добавил после небольшой паузы:
— И акцизы на табачные изделия тоже — ого-го сколько в казну денег приносят!.. Эх, кабы эти младенцы еще и курили! Но об этом можно только мечтать…

Ансип пожевал нижнюю губу, посидел, разглядывая ворону на ветке. Птица не двигалась с места, ответно рассматривала Ансипа. Затем премьер снова обратился к министру образования:
— Эй, Лукас! А чего это они у тебя так мало пьют? И практически не курят, как выясняется…
— Кто? — опять перепугался Лукас, за последние пять минут уже забывший, о чем с ним только что говорил премьер.
— Да эти… — снова тряхнул Ансип газетой. — Младенцы. Которые у тебя всего три ведра водки потребляют. И не курят почему-то… Из-за чего бюджет страдает!.. А это, между прочим, святое… — назидательно поднял указательный палец премьер.

Лукас тяжело вздохнул, и поискал глазами министра социальных дел…

Комментарии

Младенец на прогулке: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *