Прослушка

«План МВД повесить на фирмы связи расходы, связанные с прослушиванием телефонов в ходе следственных действий, вызвал резкое осуждение телекоммуникационных фирм. … Хотя сейчас закон обязывает государство погашать расходы фирм связи, возникшие при обеспечения прослушивания телефонов, долг государства перед ними уже превышает 20 миллионов крон…»

Государство хочет повесить связанные с прослушиванием расходы на шеи фирм связи

.

Ансип задумчиво посмотрел на затылок сидящего перед ним камрада, сосредоточился и мысленно послал ему приказ бояться. Это не вызвало никакой видимой реакции. Хотя другие члены правительства в аналогичной ситуации тут же начинали седеть.

Тогда премьер-министр неслышно протянул вперед руки и пошевелил пальцами на расстоянии нескольких сантиметров от ушей министра внутренних дел Померанца. Опять — никакого эффекта. Хотя у других, что было многократно проверено, уши начинали нервно вздрагивать и хаотично крутиться в разные стороны, а волоски на них топорщились как наэлектризованные.

Ансип взял с подоконника забытые уборщицей ножницы и тихонько лязгнул ими рядом с шеей Померанца. Вновь ничего… «Хотя любой нормальный министр, — подумал премьер, — уже визжал бы от ужаса. С кем работать приходится?.. Как всё-таки с ними трудно, с этими эмвэдэшниками… Совершенно бесчувственные, что Пихл, что этот…» — вздохнул, жалея себя, Ансип, обошел стол и сел напротив Померанца. Тот по-прежнему не двигался. Премьер-министр постучал пальцами по столешнице, и очень неприязненно посмотрел на собеседника:

— Чего не спрашиваешь, зачем я тебя пригласил?
— Дедукция, — произнес таинственное слово Померанц и мутно глянул на Ансипа. — Есть такое предположение, что если ты меня вызвал, то сам и скажешь, зачем.
— А если не скажу?
— Значит — забыл. И зачем мне напоминать тебе о твоем склерозе?
— Что, на курсы криминалистики записался? — поинтересовался премьер после непродолжительной паузы.
— Нет, — ушел в несознанку министр МВД. — Нам это ни к чему. Я с рождения — криминальный гений. Просто коллеги книжку подарили такую, «Учись размышлять логически» называется. Вот я и учусь размышлять логически.
— Получается? — хмыкнул, оживившись, Ансип. — В смысле — размышлять?

Померанц довольно предсказуемо не ответил.

— Это что? — перешел-таки к делу премьер, подвинув к Померанцу небольшой квиток.
— Счет, — ничуть не удивившись, ответил силовой министр. — От ЕМТ, за телефонные и прочие услуги.
— Угу! Спасибо, что объяснил! — сыронизировал Ансип.
— Пожалуйста! — совершенно серьезно ответил Померанц. На его лице было написано: «Обращайтесь с любыми вопросами!.. Всегда поможем!..»

— Вот эта вот строка!.. Где написано «прослушка», а напротив сумма стоит — это что такое?!.. — заорал выведенный из себя премьер.

— А что? — вроде бы искренне удивился Померанц. — Что здесь такого? Мы же договорились, что при тех объемах прослушивания, которые практикуем, государство просто не сможет оплатить телекоммуникационным фирмам связанные с прослушкой расходы. Государство у нас не очень богатое, а вот вражин, за которыми глаз да глаз — ого-го!.. С каждым годом, что характерно, всё больше… Вот и переложили мы эти расходы на мобильных операторов. А они, естественно, перевалили эти убытки на клиентов. Как бы особую услугу им выставляют на оплату, — сообщил министр МВД, отодвинув квиток в направлении Ансипа. — Всё просто и логично.

— Ну, хорошо… — вроде бы согласился Ансип. — Есть вещи, по поводу которых у меня к тебе претензий нет, — сказал он, с неприязнью глядя на Померанца. — Что мы прослушиваем наших граждан на десятки миллионов крон в год — с этим я согласен. Этих деятелей если не контролировать!.. Сам знаешь…

Померанц кивнул в знак согласия:
— Точно! Я вот когда свою тёщу на прослушку поставил, так…

— Сейчас не об этом! — перебил его премьер. — Не платить за это фирмам связи — тоже нормально. Они, в конце концов, неплохо зарабатывают при той демократии, которую мы обеспечиваем с помощью тотального прослушивания их клиентов. И то, что эти фирмы начали компенсировать свои потери за счет абонентов — с этим я тоже согласен. Простаки должны расплачиваться за ту заботу, которую мы о них проявляем. И даже… — поднял вверх указательный палец в своем фирменном жесте Ансип, — пусть и я попаду в число тех, кого прослушивают…

Померанц согласно кивнул.

— Но почему?!.. — заорал вдруг премьер-министр. — Почему мне посредством счета сообщают, что мой телефон стоит на прослушивании?! Где логика в этом предупреждении?

— А при чем здесь ты? — удивился министр МВД. — Мы теперь всех прослушиваем. Изучить записи, разумеется, не успеваем, просто архивируем. Но плату операторы мобильной связи берут за это со всех клиентов. И, как честные люди, вносят соответствующую строку в счета.

— А смысл? — устало спросил премьер. Накануне он проехал на служебном автомобиле по маршруту Таллинн — Краков — Таллинн, так что было от чего утомиться.

— Чего тут непонятного? — ответил Померанц. — Представь, насколько проще разделаться с любым конкурентом, будь у нас записи его телефонных разговоров. Так что пишем всех подряд, но изучаем избранных. Остальные пока пусть просто боятся.

— А-а… — понял наконец Ансип. — Так какую книжку тебе, говоришь, подарили? — спросил он Померанца. — Занеси мне при случае. Хотелось бы понять, по какой логике ты живешь…

Померанц кивнул, встал и пошел на выход. На какое-то мгновение он оказался за спиной премьер-министра, где остановился и уткнулся взглядом в макушку Ансипа. Премьер этого не видел, просто почувствовал — по тому, что его волосы встали дыбом и нервно задергались уши.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *