Личный банкомат

«…Для премьер-министра Андруса Асипа в новогоднюю ночь будет установлен специальный банкомат, чтобы он смог первым в Эстонии снять с него евро. …Зачем для этого нужен отдельный банкомат, если их в районе театра „Эстония“, где будет установлен ансиповский, и без того много?»

Личный банкомат для Ансипа — это уже слишком

.

— Понял… — сказал Ансип, пронзительно глядя в стену перед собой. — Да понял я… — повторил он, крепче сжимая в ладони телефонную трубку. — Запомнил, — внушительно сдвинув брови, уверил премьер. — Да, всё записал, — подтвердил он и скосился на небольшой листок на столе. — Полтора кило кислой капусты, обязательно со дна ведра… Корейскую морковку взять у той тетки, что сидит во втором ряду справа… Да помню я всё! — страдальческим голосом произнес Ансип.

Из трубки послышались короткие гудки. Премьер-министр чуть слышно чертыхнулся, застегнул куртку и направился к выходу из своего кабинета, но, уже взявшись за ручку двери, остановился и полез в карман за кошельком. Его подозрения подтвердились — вся наличность составляла всего шесть крон ассигнациями да немного мелочи. Ансип развернулся и подошел к банковскому автомату, неприметно стоящему в самом темном углу кабинета. Там он не глядя достал из бумажника какую-то карту и пихнул ее в щель приемника.

Раздался еле слышный гул, и через несколько секунд карточка вылезла назад.

— Добро пожаловать! — глухо послышалось из динамика на верхней панели банкомата голосом министра финансов Юргена Лиги. — Мы рады, что вы воспользовались именно нашей услугой. Но дисконтные карты обувного магазина не являются средством платежа для аппаратов данной системы…

Ансип взял карточку, на поверхности которой красовалась довольно симпатичная туфелька, и пнул носком ботинка глупый агрегат, отчего сбоку распахнулась неприметная дверка. За ней оказался сидящий на низенькой табуретке министр финансов. На коленях он держал арифмометр, в руках — пачку сотенных купюр.

— Опять умничаешь? — спросил Ансип.

— Нет, — быстро ответил Лиги. — Просто чисто по человечески заблуждаюсь. Отсюда ж не видно лица клиента.

— А кто здесь может быть кроме меня и наших коллег, министров? — удивился премьер.

— Вот именно! — с чувством заявил министр финансов. — Глянь, чего они за неделю мне тут к оплате напредъявляли!

С этими словами он достал откуда-то сбоку жестяную банку из-под австрийского печенья, с Моцартом на крышке. Внутри оказался целый ворох всевозможных бумажных и пластиковых прямоугольников, от месячного проездного до бейджика с конференции «Пути выхода из экономического кризиса».

— А отчитываться потом кому? — спросил Лиги надрывно. — И отвечать, если что…

— Тебе, — без эмоций ответил и снова засунул в щель приемника дисконтную карту обувного магазина. — Мне, как ты понимаешь, отвечать никогда и ни за что не придется. Так жизнь сложилась.

— Сколько? — вздохнул министр финансов.

— Да давай уж, что есть… — сказал премьер, взял из рук Лиги деньги и вновь направился к выходу из кабинета. Выключив свет, Ансип шагнул уже было через порог, но остановился и бросил в темноту за спиной:

— Да, и это самое… На 31 декабря ничего себе не планируй, — скомандовал он. — Мы с тобой, как куранты пробьют, покажем народу, как новые деньги снимать. Так что позаботься, чтобы этот банкомат стоял в назначенном месте, у театра «Эстония»… Евриков прихвати с запасом. И еще… — по-доброму улыбнулся премьер. — Работать будем под Деда Мороза со Снегуркой. Так что завейся, побрейся… Ноги там, еще чего… Ну, колготочки там, пуш-апчик, легкий макияж… Сам знаешь…

Дверь закрылась с легким щелчком. Из темноты в глубине кабинета раздался глубокий и бесконечно печальный вздох.

— Я всё слышу! — отозвался на это из коридора Ансип.

Комментарии

Личный банкомат: 1 комментарий

  1. Можно было бы посмеяться, если б не было так печально!
    И это будет продолжаться до тех пор, пока этот «козел» будет вести «стадо баранов» к пропасти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *