В поисках Несси

Десятки лет энтузиасты ищут в озере Лох-Несс реликтовую форму жизни, не желая прислушиваться к доводам разума: ведь живой биомассы, реально в этом озере обитающей, не хватило бы для существования даже одного существа весом в две тонны, не говоря о необходимом для выживания целого семейства.

Нечто подобное происходит в системе образования Эстонии, где чиновники минобра проталкивают реформу русской гимназии с упорством искателей Несси, невзирая ни на какие доводы против. Их увлеченность этим процессом сродни сумасшествию, поэтому так ценны все аргументы против их маниакальной убежденности в собственной правоте.

В этом смысле неоценимы такие статьи, как приведенная ниже: Максим Бученков, член Совета объединения «Русская школа Эстонии», «Чем глубже в «погружение», тем хуже результаты». Отличный аналитический материал. Кто пропустил – прочитайте обязательно.

«Чем глубже в «погружение», тем хуже результаты. Такие мысли возникают при наблюдении за внедрением и насаждением обучения на эстонском языке.

Хочу выразить огромную благодарность Маре Тыниссон, советнику по образованию волостной управы Тапа, за публикацию в февральском выпуске газеты «Тапаские Вести». Статья «Гимназии нужны изменения» — это ее мнение на результаты исследования под названием «Изучение преподавания предметов на эстонском языке в гимназической ступени: сознательность и отношение неэстонцев» (Заказчик — Министерство образования). Статья, на мой взгляд, обозначает два очень серьезных момента:

1) как можно при «недостаточном уровне образования на фоне дополнительного напряжения и задержке развития мышления» стать «более конкурентноспособным»?

2) «Успешность внедрения в Тапаской русской гимназии перехода на эстонский язык обучения подтвердили выпускники 2011 года, поступив в различные вузы».

Начну с разбора последнего. Итак, большим успехом автор статьи считает то, что из семи выпускников 2011 года пятеро поступили в высшие учебные заведения. Все бы хорошо, однако, позвольте реплику: из 10 учеников 12 класса в 2011 году не сдали госэкзамены и не закончили гимназию 30% учеников (3 человека). Эти цифры меняют благополучную картину достижений Тапаской русской гимназии за этот год.

Ни в коем случае я не умаляю достижений выпускников, поступивших в вузы, и их учителей. Для сравнения приведу пример своего любимого класса: мы учились в русской гимназии и полностью на родном — из 29 человек 100 % закончили гимназию! Половина из них поступили в вузы.

Не буду сильно углубляться в тонкости индивидуального обучения и возможности учителя уделять время каждому ученику в большом классе (29 человек) или маленьком (10 человек). Логично было бы предположить, что в последнем случае внимание учителя ученикам должно оказывать положительный эффект, однако, этого не происходит.

Вернемся к первому моменту и, как я считаю, главной теме. На сайте министерства я с трудом отыскал упомянутый в статье документ. Проведенное в 2011 году исследование основывается на опрос около 800 человек и сравнение их ответов с результатами, полученными в 2008 году. Вот что там можно увидеть по ряду критериев:

1)»Eestikeelse õppe vajalikuks pidamine gümnaasiumis»/ Необходимость обучения на эстонском в гимназии (стр. 26).

Ответы разделены на пять подкатегорий:

Вывод: По сравнению с прошлым исследованием, существенно снизилось количество неэстонцев, которые считают переход преподавания предметов на эстонский язык необходимым.

2)»Üleminekuga hakkama saamine» / С переходом справляются (стр. 29)

a.Очень хорошо и легко — 1 %
b.Несмотря на небольшие проблемы хорошо справляются — 5 %
c.Проблем много, однако несмотря на это с переходом справляются — 17 %
d.Из-за серьезных проблем сталкиваются с трудностью перехода — 41 %
e.С переходом вообще не справляются — 22 %
f.Затрудняются ответить — 14 %

Вывод: 23 % справляются, но испытывают различные проблемы с переходом. 63 % сталкиваются с почти непреодолимыми трудностями и вообще не справляются с переходом.

3)»Nõustumise määr inimeste poolt esitatavate väidetega» / Степень согласия с представленными самими людьми утверждениями (стр. 31).

Вывод: «Практически по всем высказываниям отношение изменилось в негативную сторону (за исключением «… не вызывает у ученика психологического стресса и напряжения»).

Лично я считаю, что и в этом утверждении видна негативная тенденция. На 4 % уменьшилось количество тех, кто считает этот переход безвредным для психики. Одновременно с этим увеличилось число тех, кто с вышеприведенным утверждением о безвредности перехода «совсем не согласен» или «не согласен» — 64 % (2008 г.) и 76 % (2011 г.)

4) «Nõustumise määr üldiste väidetega» / Степень согласия с общими утверждениями (стр. 36).
Приведу лишь часть утверждений (6, 7, 8 ) с существенными изменениями (% — сумма ответивших «согласен полностью» и «согласен»)

6. В Эстонской республике ценится русский язык и культура — 36 % (2008 г.) и 30% (2011 г.)

7. У русскоязычного населения исчезнет возможность получения образования на русском языке — 50 % (2008 г.) и 58% (2011 г.)

8. В далекой перспективе переход на эстонский язык обучения обладает позитивным влиянием для всего Эстонского общества — 61 % (2008 г.) и 42 % (2011 г.)

Вывод: За три года отношение неэстонцев изменилось в негативную сторону в 6 утверждениях из 10 (утверждения 3-8).

Интересные цифры, не правда ли? Мы продолжаем слушать об интеграции и росте конкурентоспособности населения. Вот только где все эти новые конкурентоспособные русские, погрузившиеся и интегрированные?

Уже сейчас предприниматели говорят о колоссальной нехватке специалистов, а что будет лет через 8-10, когда основой будущей работающей массы должны будут составить нынешние школьники и выпускники? Давайте еще подождем, закроем глаза и сделаем вид, что это не наше дело.

Каким будет наше будущее, зависит от нас. Мы не можем закрывать сегодня глаза на происходящее. Мы не молчим, а заявляем о наших проблемах, аргументируя их вышеприведенными цифрами. Какие еще доказательства необходимы?»

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *