Бег

«Аа-а-а!» — закричал вдруг главный капошник и ломанулся сквозь кусты. «Аа-а-а!» — закричали все и рванули вслед за ним, строго на север.
«Что случилось-то?» — спросили капошника из-за спины задыхающимися голосами эти, из-за спины. «Беда пришла! — отозвался тот, не снижая скорости, и заплакал. — Гады опять родину продали!»
«Да ты чо?!» — поразились эти. «Чтоб я так жил! — побожился капошник, остановившись у строящегося в Ласнамяэ православного храма. — Бля буду – опять!» Он поднёс правую руку ко лбу, но в небесах тихонько громыхнуло, и он быстро сунул руку в карман. Эти пригорюнились. «И почем сёдня родина идет?» — спросил один из этих и включил калькулятор на своём телефоне. «Да если б я знал… – отозвался капошник с досадой. – Я, может, давно бы с вами тут не уродовался…» «Тогда я об этом просто напишу в свою газету», — сказал этот. «И мы напишем!..» — загомонили остальные. «Пишите! – разрешил главный капошник. – А то чо мы, зря бегали, что ли?»

К главному капошнику подошел некто и потеребил его за рукав. «Глянь направо! — попросил он. – Вон там, видишь, чуть позади?» Капошник всем телом повернулся в указанном направлении. Потому что – ну не крутится у него шея направо, не приспособлена. И увидел, как человек, очень похожий на крёстного отца в исполнении Марлона Брандо передает пачку наличности человеку, чрезвычайно похожему на министра юстиции реформиста Кристена Михала в исполнении Кристена Михала.
«Молча-а-ать! – страшным голосом скомандовал главный капошник. – Всем смотреть в светлое будущее! То есть строго вперёд!» Эти замерли. «Аа-а-а!» — заголосил снова главный капошник и рванул на восток. «Аа-а-а!» — закричали все и потрусили вслед за ним.

«Теперь-то что?» — простонали эти, из-за спины. «Вы не поверите!» — отозвался, задыхаясь, капошник. «Почему не поверим? — обиделись эти. – Это когда ж мы не верили-то?»
«Вот! – ткнул куда-то вверх пальцем главный капошник. – Это мэр Нарвы! Который родину обманул!» Он остановился, а эти, из-за спины, сгрудились сзади. «И почем нынче платят за обман родины?» — спросил этот, с калькулятором. «Он идейный, он бесплатно», — поянил главный капошник. «Идейный?!» — не понял один за его спиной. «Бесплатно?!!!» — не поняли все остальные. И тут же написали по статье, каждый в свою редакцию.

К капошнику опять подошел некто и ткнул пальцем вправо. А там всё тот же человек, очень похожий на крёстного отца в исполнении Марлона Брандо, передавал одну за другой пачки денег человеку, чрезвычайно похожему на министра юстиции Кристена Михала в исполнении Кристена Михала, который, в свою очередь, передавал их дальше – человеку, очень похожему на депутата парламента реформиста Сильвера Мейкара в исполнении Сильвера Мейкара.
«Ааа-а-а!..» — тяжело вздохнув, закричал главный капошник и потрусил, постепенно набирая скорость, в сторону от этого места. «Ааа!.. — закричали все. – Аа-а-а… мать твою! Кормилец ты наш… Ааа-а!..»
«Что?!» — дружно спросили эти, из-за спины, в конце недолгой пробежки. Главный капошник заплакал и самый смышлёный из этих задал чисто риторический вопрос: «Опять родину продали?»

Капошник кивнул, посмотрел на этого, с калькулятором, и сообщил: «За пятьсот евро…» «За пятьсот тысяч?» — не понял тот. «Нет, просто за пятьсот…» — повторил капошник, покраснел и потутился. «Да мне больше за статью об этом заплатят!» — заржал один из этих, но, увидев, что остальные уже заняты делом, схватился за ручку и принялся что-то строчить в блокноте.
Рядом с главным капошником некто деликатно кашлянул и кивнул вправо. А там ничего не менялось: человек, очень похожий на крёстного отца в исполнении Марлона Брандо, доведенными до автоматизма движениями перегружал деньги человеку, чрезвычайно похожему на министра юстиции Кристена Михала в исполнении Кристена Михала; Михал пасовал их дальше, человеку, очень похожему на депутата парламента реформиста Сильвера Мейкара в исполнении Сильвера Мейкара; а Мейкар привычным движением пальца отправлял их на счет партии, очень похожей на Партию реформ.
Главный капошник откашлялся, подтянул треники и молча понесся на запад. «Ааа-а-а!..» — привычно заголосили эти, за его спиной.
«А всё-таки бег по кругу – великая вещь, — размышлял, не сбавляя темпа, главный капошник. – Бегать можно до бесконечности, и ведь всегда знаешь, куда прибежишь. Куда надо – туда и прибежишь!» Он набрал полную грудь воздуха и заорал: «Ааааа-аа-а!!!» Чтоб эти, за спиной, не сбились с курса.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *