Бывают же такие дни…

1.
Утром смотришь новости на каком-то портале, и натыкаешься на заголовок «Сегодня АНСИП ПЕРЕДАСТ парламенту проект бюджета на следующий год». И тут же вспоминаешь диалог из старого анекдота:
       «В салоне автобуса: — Бабушка, передайте, пожалуйста, водителю деньги за билет!
Бабушка: — Да как я передам, милок? У меня и руки заняты… (Смотрит по сторонам.) Вон грузин стоит. Грузин передаст!..
Грузин (возмущенно): — Кто ПЕРЕДАСТ?.. Я ПЕРЕДАСТ?.. Ты сам, бабка, ПЕРЕДАСТ!.. Вы все тут ПЕРЕДАСТЫ!..»

Потом приходишь на работу, и становишься свидетелем такого вот разговора между своим коллегой, депутатом парламента Виктором Васильевым, и министром образования Яаком Аавиксоо (цитируется стенограмма Рийгикогу за 26 сентября):
       «В.Васильев Господин министр! У меня терминологический вопрос. 3-4 минуты назад вы в своей академической речи использовали термин – я, извините, процитирую – «ёбски» («jopski»). Такие слова не часто услышишь в этом зале. У меня вопрос: не могли бы вы объяснить, из какого языка заимствовано это слово и что означает корень этого слова в оригинале?
       Я.Аавиксоо В этом зале чего только не услышишь… И если я действительно сказал «ёбски» («jopski»), то думайте сами, что я под этим подразумевал, я дополнительных комментариев давать не буду…»
       Тут же вспоминается название недавней статьи с одного из эстоноязычных порталов: «Selgitage oma lastele, et «pohhui» ei tähenda «ükskõik» («Объясните своим детям, что «пох…й» не означает того же, что «всё равно»).

А вечером, в новостях Эстонии, обнаруживаешь такую вот информацию:
       «Национальное многообразие, которым, казалось бы, гордилась Эстония, грозит быть сведенным к общему знаменателю под формулировкой «жители иммиграционного происхождения». Именно так, согласно новой интеграционной программе, подготовленной Министерством культуры, будут называться и те неэстонцы, кто прожили в Эстонии всю жизнь, и вновь прибывающие в страну иммигранты…» Бывают же такие дни…

2.
На каком-то этапе жизни я вдруг обнаружил, что весьма гармонично сосуществую со всеми, кто не щадя своего и нашего здоровья трудится на ниве интеграции. С интеграстами, как их кличут в народе, как с активными, так и с пассивными интеграстами. Гармония эта зиждется на том, что мне глубоко безразлично, что они там в очередной раз наляпают на тему интеграции – так же, как им совершенно «пох…й», что об этом думаю я.

Но новое достижение интеграционной политики не может не вызвать эмоций. Ведь те, кто получают зарплату за выдумывание новых терминов для обозначения русских, татар, евреев и всех остальных примерно 150 народов, чьи представители волей судеб оказались жителями Эстонии, поступили более чем благородно. «Житель иммиграционного происхождения» — это звучит неплохо. Во всяком случае, могло быть гораздо хуже.

Нас могли назвать «эти». Во-первых, созвучно йети, снежному человеку, а во-вторых, должным образом интонированное, это короткое слово самым лучшим образом передало бы всю силу любви Минкульта к нам, недоинтегрированным.

Нас могли обозвать по-иностранному, например, «унтерменшами». Тем более, что прецеденты были. Или «членами эстонского Интернационала», подразумевая под этим Интернационалом объединение всех, кроме эстонцев, жителей планеты.

Нас могли заклеймить «лицами неопознанной национальности». Или просто «хрен знает кто, появившийся хрен знает откуда». Слов много, а их комбинаций и того больше.

Поэтому я очень надеюсь, что интеллектуалы из Министерства культуры остановятся на достигнутом, и в новой программе интеграции – или что они там изобретают – останется формулировка «житель иммиграционного происхождения». И как только ее утвердят, я тут же закажу себе новые визитные карточки, на которых на эстонском, русском и английском будет текст:
       «Михаил Стальнухин
       Депутат Рийгикогу (парламента Эстонии) IX, X, XI и XII созывов,
       житель иммиграционного происхождения»

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *