Интервью инфоагентству РЕГНУМ

— Михаил Анатольевич, какие события в 2015 году оказали, на Ваш взгляд, наибольшее влияние на регион в уходящем году?

Такие события, несомненно, имели место. В экономической сфере можно говорить о негативном влиянии антироссийских санкций на сельскохозяйственный сектор: эстонские производители молока потеряли – прямо и косвенно, через Латвию и Литву, — более половины рынка. То же самое можно сказать о производстве мяса, в первую очередь свинины. Ситуацию не улучшила африканская чума свиней, бушевавшая на территории Эстонии в 2015 году. Еще более серьезные последствия имеет общемировое падение цен на нефть, в результате которого начался кризис сланце-химического сектора, имеющего огромное значение для северо-востока республики. В социальной сфере самым существенным является усиление оттока населения из Ида-Вирумаа в Таллинн или в другие страны Евросоюза. В политическом плане можно отметить усиление размежевания общества в преддверии заезда беженцев из Африки. Стоит заметить, что подводя итоги минувшего года многие аналитики стали использовать термин «застой» по отношению к современной Эстонии.

— Чем вы объясняете традиционно низкую явку избирателей региона на парламентские выборы? Можно ли говорить о недоверии местных жителей к парламенту?

Мой опыт общения с избирателями говорит, что недоверие существует, но не столько к парламенту, сколько к системе выборов. В Эстонии используется т.н. электронное голосование, о сути которого остальной мир, как правило, ничего не знает. Значительная часть избирателей считает голосование бессмысленным, поскольку убеждена, что результаты электронного голосования подтасовываются в пользу правящей коалиции и, конкретно, Партии реформ.

— Слышен ли в парламенте страны голос депутатов региона? Какие важные для интересов региона политрешения были приняты парламентом за 2015 год, с Вашей точки зрения?

Голос слышен, но не более того. Депутаты Ида-Вирумаа принадлежат, в большинстве своем, к оппозиции, а в Эстонии парламент работает по принципу дорожного катка: давится любая её, оппозиции, инициатива.

— Насколько серьезным для региона является массовое сокращение работников на промпредприятиях или подобный процесс проходит постоянно?

Бюджеты местных самоуправлений Эстонии более чем на 50% зависят от зарабатываемых из жителями денег (из поступающего в госкассу подоходного налога около половины идет в доходную базу городов и волостей), поэтому сокращение числа работающих, что происходит постоянно, а также уменьшение реального дохода в результате роста цен крайне негативно отражается на местных бюджетах. Замкнутый круг: ухудшение качества услуг, которые обязаны предоставлять самоуправления (ремонт дорог, дошкольное образование и т.п.), приводит к оттоку налогоплательщиков, а это, в свою очередь, приводит к следующему этапу снижения качества услуг. Если бы не деньги, получаемые от структурных фондов Евросоюза, то дело пахло бы катастрофой.

— Насколько специфичен статус приграничного с Россией города у Нарвы — с Вашей точки зрения, есть ли здесь потенциал для развития?

Потенциал есть всегда, но, извиняюсь за скабрезность, его крайне трудно поддерживать в тонусе во время зимнего купания в проруби. Непредсказуемость внешней политики Евросоюза, вернее, ее зависимость от «старшего брата», контролирующего в Европе всё, от телефонных разговоров до банковских операций, делает достаточно бессмысленными усилия по использованию этого вышеупомянутого потенциала.

— Налажены ли связи и контакты с российскими коллегами из соседнего с Ида-Вирума региона РФ? Есть ли интересные совместные проекты? Что можно было бы улучшить в такой работе?

У самоуправлений северо-востока Эстонии традиционно очень устойчивы контакты с коллегами и из Ленинградской области, и из других субъектов РФ. Яркий пример тому – совместный проект Ивангорода и Нарвы по возведению набережных в этих городах. В рамках действующего законодательства и финансовых возможностей делается, пожалуй, максимум.

— Что ждет, по Вашему, регион Ида-Вирумаа в 2016 году?

Не люблю предсказывать, но совершенно очевидно, что в 2016-ом будут преобладать явления застоя – порукой тому госбюджет Эстонии на 2016 год, бюджет, направленный не на поиск новых путей развития, а на сохранение существующих тенденций.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *