4 причины, по которым безработица на Северо-Востоке почти всегда выше, чем в среднем по Эстонии

Статья является авторским переводом моего выступления в парламенте 14 марта с.г., в ходе обсуждения запроса на тему занятости и массовых сокращений.

Некоторое время назад я беседовал с одним немецким журналистом, который поинтересовался моим мнением по интересовавшему его вопросу: почему безработица на Северо-Востоке Эстонии почти всегда выше, чем в среднем по Эстонии?

Только что я задал тот же вопрос премьер-министру Рыйвасу и он ответил, что причин две: низкая цена на нефть и слабое знание жителями Ида-Вирумаа государственного языка. На мой же взгляд этих причин 4, и эстонский язык не имеет к ним никакого отношения.

Первая причина – и в этом я согласен с премьер-министром – глобальная, от нас не зависящая, это катастрофически низкая цена на нефть. В этих условиях сланцехимия становится нерентабельной и предприятия этой отрасли проводят массовые сокращения. Причем, обратите внимание: когда всё хорошо, то плодами сланцепереработки пользуется вся Эстония, когда всё плохо, то отражается это лишь на людях Северо-Востока.

Вторая причина – деятельность правительства Эстонии. В 2007-2008 гг. безработица в Нарве упала до рекордно низкой отметки в 2%. Затем – апрель 2007-го, спровоцированные правительством Ансипа события Бронзовой ночи и его заявления типа — «Российский транзит нам не нужен». В Нарве до сих пор стоят памятники апрелю 2007-го, здания, под которые уже были разработаны инвестиционные проекты (конференц-центр со спа-отелем, ночной клуб и т.п.), но все эти проекты испарились после 27 апреля. Зато в Усть-Луге началось форсированное строительство порта, который уже в 2015 вышел на грузооборот 88 миллионов тонн (в 2006-ом было всего 3,8 млн тонн!). И перевозки российских грузов (более 87% от общего объема) сократились после Бронзовой ночи на 40%, грузооборот Таллинского порта – на 25%. И опять: плюсы от транзита получала вся Эстония, минусы – в основном Северная Эстония, в первую очередь Ида-Вирумаа (кстати: за 10 лет доля Таллиннского порта в общем грузообороте портов Восточной Балтики, включая и российские порты, уменьшилась с 15 до 6 %).

Третья причина – деятельность Рийгикогу. Деятельность, против которой Северо-Восток бессилен так же, как и против бездумных действий правительства. Вот устроил парламент бучу против строительства Норд-Стрима на эстонском шельфе, и потеряла Эстония и рабочие места, и поступления в госбюджет. И примеров таких можно привести множество.

И последняя, четвертая причина – деятельность Евросоюза, против которой тоже не попрешь. Молочное и мясное производство в жутком упадке и нам объясняют, что это из-за российских санкций. Забывая, что это были встречные санкции, в ответ на наши. Присоединяясь к европейским санкциям, наши политики заверяли, что если что – Евросоюз покроет убытки земледельцев. И были трезвые головы, говорившие, что всем на нас наплевать, что это непродуманное решение. Но если есть привычка подчиняться каждому приказу со стороны…

Итак, четыре фактора, работающие на рост безработицы, перечислены. И, обратите внимание, ни одному из них Ида-Вирумаа противостоять не может, при том, что три из них разоряют, в первую очередь, Северо-Восток. Но, разумеется, можно побороться с безработицей курсами эстонского языка, как это советует премьер-министр. Едва ли поможет, но почему бы не попробовать? Других идей у правительства всё-равно нет.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *