Основы интегристики (III)

«Если государство — это я, то понятно,
почему его то и дело тошнит
»

Монтер Мечников (из сказанного в пивной
«Три поросенка» в день выборов Верховного Совета)

Глава 4. Роль интеграции в жизни государства. 

Развивая оговоренную данной главой тему, необходимо прежде всего выделить зоны особой заинтересованности государства, дабы не распыляться по пустякам. Только контрацепция* усилий приводит, в конечном итоге, к искомому результату. В этой связи уместно вспомнить закон Дерсу Узала: «Попасть белке в глаз дробиной очень сложно, стрельба же картечью разносит цель в клочья. Поэтому оружие имеет смысл только в руках снайпера». Но это утверждение бесспорно лишь для тайги, поскольку предполагает заинтересованность в сохранении беличьей шкурки. Для нас же главным является результативность стрельбы как таковой. Что там после выстрела будет дымиться свежей кровью — в чисто, так сказать, интеграционном смысле — и как при этом выглядеть — это уже не столь важно.

Для людей, обремененных моральными принципами, такой подход бывает не всегда приемлем и отражается даже на манере выступления. Однако сомневающийся интегратор — это уже не интегратор, а так, сплошное недоразумение. Недопустимо, чтобы отстаивающий интеграцию (в понимании нашего курса) чувствовал себя всякий раз как ночной бомбардировщик в лучах вражеских прожекторов — был одновременно и польщен, и напуган, создавая тем самым видимость непродуманности принимаемых к национальным меньшинствам мер.

Поэтому весьма важно, во-первых, раз и навсегда принять к сведению так называемое правило Августа Лаара: «Я не авторитарен, нет, — просто я хочу, чтобы все было по-моему» — и постоянно руководствоваться им в своей каждодневной деятельности.

Во-вторых, необходимо усвоить аксиому Мора: «Политик-дилетант становится профессионалом тогда, когда осознает всю бесплодность своих усилий по исправлению мира к лучшему».

Лишь после этого начинающего интегратора можно считать морально готовым к знакомству с нижеследующим материалом.

4.1. Социально-экономическая интеграция или Есть ли жизнь на Марсе? 

Предположим, что есть. Ну и что? Имеется в виду – вам с этого что? Даже если марсиане оказались весьма похожими на вас гуманоидами, то после первого шока вследствие обнаружения рядом с собой параллельной формы жизни преобладать, рано или поздно, начнут вполне прагматические сомнения.**

Например: не повлияет ли наличие марсиан на рынок труда негативным для вас образом? Не опасно ли предоставлять марсианам равные возможности в ходе приватизации и т.п.? Не захватят ли они командные высоты в экономике, оставив вас на бобах?

Самый простой путь избежать упомянутых выше опасностей состоит в принятии на первом этапе социально-экономической интеграции общедоступного лозунга типа «Марсиане! Go home!» Или, на государственном, — «Plats puhtaks!» В результате некоторое количество слабонервных пришельцев уберется на историческую родину. А ничто, как известно, не стимулирует любовь к ближнему так, как разлука с ним. Остальных можно условно разделить на две группы.

Основной характеристикой первой группы является ее относительная внедренность в территории, на которых во вполне сопоставимых с нацменьшинствами количествах проживают и представители коренной национальности. Поэтому к этой группе применимы лишь описанные в дальнейших главах методы.

Однако вторая группа, компактно проживающая на ограниченной территории, позволяет успешно использовать тактику «выжженной земли». Не в прямом, конечно, смысле – эта «земля» нам еще пригодится, а в экономическом.

Эта методика предполагает тесное взаимодействие всех государственных структур. В сфере экономики, например: для предприятий, дающих работу в основном пришельцам, необходимо создать такие условия приватизации и погашения долгов, в результате которых банкротства и массовые увольнения стали бы неизбежными.

Государственные монополии придется продать… Жалко, конечно, но некоторые отрасли экономики работают столь эффективно, что развалить их (ради высших благих целей) можно только чужими руками.

Короче говоря, в местах компактного проживания инородцев производство должно не развиваться, а напоминать, по китайской терминологии, «полет утки с ампутированным крылом». Обосновать необходимость подобного подхода всегда можно при помощи волшебного слова «реформа».

(Закон Фуке: «Ухудшение ситуации на уровне налогоплательщика в каждом конкретном случае всегда объяснимо временными трудностями правительства при проведении очень прогрессивных реформ». Первое следствие из этого закона гласит, что реформы уже потому неизбежны, что ведут к перераспределению собственности в пользу тех, кто их проводит или лоббирует. Второе же, которое авторы приводят здесь ради пущей объективности, утверждает, что отказ от реформ также создает для правительства (даже для честного, ежели таковое когда-нибудь будет где-либо обнаружено) проблемы — и может с полным на то основанием называться реформой.)

Многое можно предпринять и в социальной области. Когда в результате экономических реформ резко возрастет количество безработных***, лозунгом системы соцобеспечения должен стать следующий тезис: «Стоя на коленях легче собирать в шляпу брошенную вам мелочь». Внедрив его в жизнь и удостоверившись, что против этого тезиса уже никто особо и не протестует, можно приступать к реформе здравоохранения.

Для регионов компактного проживания нацменьшинств это означает, в первую очередь, кардинальное сокращение возможностей оказания медицинской помощи. Однако эта тема столь специфична, что, вероятнее всего, потребует отдельной правительственной программы.

Подведем итог: это перемена пола приближает к оргазму, да и то не всех. А когда общество меняет свою общественно-политическую ориентацию, некоторая его часть (до двух третей) неизбежно выпадает в осадок с типичным для него низким уровнем жизни и сопутствующими социальными проблемами. Сучностью**** же социально-экономической интеграции является создание в кратчайшие сроки и бережное затем сохранение условий, способствующих максимальному заполнению этого осадка национальными меньшинствами.

4.2. Социально-правовая интеграция. 

С той высоты, с которой государство смотрит на своего подданного, видны только две его функции: он налогоплательщик и избиратель. Многие полагают, что из первого должно обязательно следовать второе. Так вот главной целью социально-правовой интеграции является разоблачение этого вредного заблуждения.

Если государство заинтересовано в сохранении своих устоев, то не может не использовать ради этого все находящиеся в его распоряжении средства, в том числе всевозможные цензы.

Находящиеся у власти олигархи вводили имущественный ценз, а расисты ограничивали допуск к выборам цветом кожи. То есть логика в том, чтобы считать имеющими право голоса тех подданных, которые соответствуют его, общества, высшим целям. Давая им, в свою очередь, какие-то идеалы, к достижению которых они будут вполне обоснованно стремиться.

(Объективности ради заметим, что исторически существовало два подхода к решению проблемы: а). Сначала выборы, затем концлагеря — и б), когда те же мероприятия проводятся в обратном порядке. Но в цивилизованном демократическом государстве фишка в том, чтобы подготовить и провести выборы таким образом, чтобы лагеря не понадобились.)

Таким образом вполне естественно поставить условием участия в парламентских выборах страны, идущей дорогой интеграции, интегрированность в ее общество.

Основная проблема здесь в выборе подтверждающего интегрированность критерия. Совершенно ясно, что речь не может идти, образно говоря, о группе крови или форме черепа – идеал, по определению, должен быть достижим. А вот цвет, например, волос или количество зубов в наше время вполне поддаются корреляции. И именно такого типа критерий необходимо выработать.

Более или менее очевидно, что таковым является наличие гражданства. Однако всеобщая гражданизация (по признаку лояльности) постоянно проживающего в стране населения может кончиться политическим кризисом, когда интегристы окажутся отлучены от большой политики. Поэтому сама лояльность должна быть доказуема каким-нибудь немудреным способом.

Оговоримся сразу, что законопослушность и лояльность – тоже совершенно разные вещи. Человек недалекий может и не сообразить в чем разница, когда у него стащат бумажник, если в одном случае это сделает Гражданин с большой буквы, а в другом – непонятно кто. За кошелек, кстати, не лишне посадить и того, и другого. Но необходимо помнить, что в скором времени начнется полномасштабная приватизация – и это вам не мелочь по карманам тырить, к этому процессу должен иметься допуск. То же гражданство, например.

Факт рождения на исторической территории, как признак лояльности, также отбрасываем, поскольку и за ее пределами могут найтись близкие нам по духу люди. И тем более не годится определять лояльность по годам полученного в Эстонии трудового стажа! Только представьте: сначала это зачтется инородцам, которых мы сюда не звали, а потом, с требовательно протянутой рукой, к вам придут еще и свои пенсионеры за тем куском пирога, который вы уже пережевали. Скажут – мы пахали! И что вы им сможете дать? То есть каким таким национальным продуктом поделиться, если он уже благополучно скушан, переварен, дефекацирован и даже дымиться перестал? Некрасиво может получиться.

Так вот и получается, что только требование знания государственного языка для получения гражданства, обязательное для всех, включая древних стариков и людей, в своей повседневной жизни никогда им не пользующихся, решит проблему (подробнее об этом см. главу «Языковой аспект интеграции»).

Итак: социально-правовая интеграция осуществляется на базе ригоризмического и перманентного репродуцирования национально-вербальных критериев соответствия каждого претендующего на то индивида (если, конечно, он инородец) идеальной модели сознательного и лояльного члена общества при столь же постоянной его, индивида, квантификации, а также верификации – с заведомо заданным результатом — наших основополагающих принципов.

Если же вы не в состоянии уловить содержащийся в тексте предыдущего абзаца смысл, то тем более не смогут сделать те, о ком в нем говорится. Значит – будут по большей части недоуменно молчать. Что, собственно говоря, и является целью социально-правовой интеграции.

(При этом зримое воплощение получает принцип Лауристини: «Диспут может и должен получиться даже в том случае, если все время говорит один и тот же человек». А для устранения некоего дискомфорта, возникающего от противоречия ваших, в общем и целом, демократических и гуманистических убеждений с тем, что вы делаете, почаще вспоминайте так называемое наблюдение Квазимодо: «Чувствуя себя отвратительно утешайтесь хотя бы тем, что не видите, как вы выглядите со стороны».)

(Продолжение следует) 

* От переводчика: в исходном тексте имеется в виду, наверное, концентрация, хотя чем черт не шутит…

** В этом смысле что марсиане, что национальные меньшинства – это с точки зрения официальной интеграции суть одно и то же. Хотя – исключение Эйстора – «при форс-мажорных обстоятельствах и некоторые социальные группы коренного населения (пенсионеры, чернобыльцы, многодетные семьи и др.) могут на правительственном уровне быть приравнены к пришельцам и затоптаны ради успешного осуществления тех или иных реформ».

*** Виновными за высокий уровень безработицы необходимо выставить местные самоуправления (и самих безработных), то есть как можно чаще использовать творческое наследие незабвенного И.В.Сталина – люди должны верить, что генеральная линия у нас верная, только вот встречаются, к сожалению, отдельные перегибы на местах.

**** От редакции: слова сучность в русском языке не существует и речь, скорее всего, идет о сущности, однако учитывая то, как точно слово сучность передает смысл интеграции в вышеупомянутом контексте, редакция сочла возможным не исправлять в тексте явную опечатку.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *