Idee fixe

Автор статьи — Владимир Рояк

Судя по всему, повседневное руководство правительством не отнимает у нашего премьера слишком уж много времени, потому как на досуге он решил заняться памятниками.

Сначала это был памятник советским воинам в центре Таллинна (Бронзовый солдат), мнение премьера по поводу которого наделало в обществе немало шума. Каждый политик любит гласность, и либо поэтому, либо потому, что памятниками заниматься несравненно проще, нежели руководить правительством, но премьер вошел во вкус, присовокупив к памятнику таллиннскому еще и нарвский, пока, правда, гипотетический. По сообщению информационного портала DELFI, премьер прослышал о том, что в Нарве собираются установить памятник Петру I, что счел недопустимым, присовокупив: «Я не считаю приемлемым ставить памятник захватчикам нашей страны».

Тут уместно будет напомнить, что во времена петровских баталий Эстонии как географического или административно-юридического понятия просто не существовало, и по причине отсутствия таковой ее невозможно было и захватывать, что премьеру знать было бы нелишним. Впрочем, наши премьеры славятся своими конфузами в области исторической. А если уж бороться супротив, то премьеру, как обитающему преимущественно в столице, уместнее было бы начать хотя бы с переименования Кадриорга.

Памятник рукотворный

Отслеживая шумиху последних времен вокруг памятника Неизвестному солдату в Таллинне и намерений Нарвы по установке памятника Петру Первому, небезынтересно вспомнить, как все начиналось, или, выражаясь по-простому, откуда ноги растут. Растут, на мой взгляд, из того, что было установлено ранее.

К примеру, открытие 23 ноября 2003г. в Пярну монумента «борцам за независимость Эстонии во Второй мировой войне». Далее последовали установление памятника в Лихула и все, с этим событием связанное. Любопытно, но уже тогда, в день открытия памятника, прозвучала и угроза: если с обелиском в Лихула что-нибудь произойдет, та же судьба ожидает и памятник советскому солдату в центре Таллинна, о чем в свое время сообщала уездная газета Lääne Elu, и что мы все теперь наблюдаем.

Два года назад в Синимяэ был открыт памятник павшим бойцам 20-й Эстонской дивизии СС, а в июле этого года к ранее установленному прибавились два новых памятника. Наконец, в августе этого года в Мехикоорма состоялось открытие еще одного памятника бойцам 20-й Эстонской дивизии СС.

Что касается создания эстонского национального подразделения СС, то инициатива его формирования принадлежала главе эстонского самоуправления Х.Мяэ, выступившему 26 августа 1942г. с призывом создать эстонский легион СС. Через несколько дней Генеральный комиссар Эстонии К.Лицман объявил о приказе А.Гитлера об образовании «Добровольческого эстонского легиона СС», создаваемого как часть немецких войск СС, подчиненных рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру. Всеми вопросами организации, вербовки и снабжения занималась созданная для этой цели «Генеральная инспекция эстонского легиона СС» во главе с группенфюрером Й.Соодла.

В соответствии с уставом войск СС комплектование эстонского легиона СС производилось на добровольной основе, причем желающие служить в этом подразделении должны были по здоровью и идейным соображениям соответствовать требованиям, предъявляемым к войскам СС. Лицам, зачисленным в легион и ранее имевшим офицерские и унтер-офицерские звания, после испытательного срока присваивались соответствующие этим воинские звания войск СС. Вступившие в легион направлялись в учебный центр в Дембице (Польша), где через 3 месяца учебы принимали присягу на верность нацистской Германии.
Преступность организации СС в целом была признана Нюрнбергским Международным военным трибуналом, который постановил, что «СС использовалась для целей, которые согласно Уставу являются преступными и включают преследование и истребление евреев, зверства и убийства в концентрационных лагерях, эксцессы, совершавшиеся при управлении оккупированными территориями, проведении в жизнь программы использования рабского труда, жестокое обращение с военнопленными и их убийства. Рассматривая вопрос об СС, Трибунал включает сюда всех лиц, которые были официально приняты в члены СС, включая членов «общих СС», войск СС («Ваффен-СС»), соединений СС «Мертвая голова» и членов любого рода полицейских служб, которые были членами СС».

Таковы наши местные реалии, и отнюдь не исключено, что неоднократные уже наезды премьера Андруса Ансипа на Нарву в связи с намерением городских властей установить памятник Петру I продиктованы стремлением отвлечь внимание от все продолжающейся установке памятников воинам СС. Не случайно и Комиссия по правам человека при ООН в своей резолюции от 16 апреля 2004г. выразила глубокую озабоченность «по поводу прославления бывших членов организации «Ваффен СС», и в частности открытия памятников и мемориалов, а также проведения публичных демонстраций бывших членов СС».

Что же касаемо памятника Петру I в Нарве, то об этом в городе говорится как минимум с десяток последних лет. И это неудивительно, поскольку связь Нарвы с Петром Первым — общеизвестный факт даже и не российской, а европейской истории. За период после восстановления независимости Эстонии в Нарве и ее окрестностях при содействии городских властей установлены памятники и мемориальные камни в память о жертвах бомбардировок в годы Второй мировой войны, мемориал «Мементо» в память о жертвах депортации, памятник павшим в Освободительной войне, воинам армии Юденича, благоустроено Немецкое кладбище, несколько лет назад в память о событиях Северной войны с помпой установлен памятник «Шведский лев». Тем самым город наглядно продемонстрировал свою толерантность, и намерен следовать этой линии и впредь.

Представляется, что резкие высказывания премьера в адрес еще не только не установленного, а даже и не изготовленного памятника, преследуют помимо вышеназванных и политические цели и являются нарушением Конституции Эстонской Республики, статья 154 которой устанавливает, что «решением всех вопросов местной жизни и ее устройством занимаются местные самоуправления, действующие на основании законов самостоятельно». К сожалению, политическая карта продолжает разыгрываться, и вот уже Конституционная партия заявляет о своей поддержке намерениям по установке памятника Петру Первому.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона называет памятником археологическим «сооружения, возводимые с целью увековечить память данного лица или событий. Различают надгробные памятники, военные и общественно-исторические для увековечения военных подвигов, событий, политических, общественных, научно-литературных и художественных заслуг данного лица». Памятником историческим — «всякого рода вещественные остатки старины: развалины зданий, монеты, оружие, домашняя и храмовая утварь, одежда, надписи на камнях, клинопись, рукопись и другие письменные изображения, произведения искусства и ремесел, вообще все, что может служить источником сведений о культуре и быте минувших времен». Но если в честь каких-то событий устанавливаются памятники, а события иные замалчиваются, то это уже не следование истории, а манипулирование ею.

06.09.2006

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *