Ансип на заводе Михельсона

Однажды Ансип спал — и видел сон, в котором очутился на заводе Михельсона. В Москве. 30 августа 1918 года. Одетый в лохмотья, дырявые сапоги гармошкой и засаленную фуражку со сломанным козырьком. Под пролетария, короче говоря, замаскированный.

А кругом — еще человек шестьсот таких же. И тетка под боком странная какая-то. На лице написано, что интеллигентка, революционерка и политкаторжанка. И – поди ж ты! — тоже под простую наряжена. Стоит, близоруко щурится.

Тут в ворота Роллс-Ройс заезжает, и выходит из него Ленин. Который Владимир Ильич. А тетка, поняв по гомону, что председатель правительства РСФСР уже на месте, достает вдруг из кармана браунинг и начинает в него целиться.

И Ансип во сне своем отчетливо понимает, что эта слепня ни в жисть в цель не попадет. Потому что водит стволом пистолета туда-сюда по сектору градусов так на 45 и стрелять явно собирается на звук. Практически наощупь.

Тогда он выхватывает браунинг из рук соседки, и садит из него три пули точно в цель. И, ни секунды не медля, пользуясь всеобщим переполохом, Ансип проснулся.

На работу он в тот день шел с ощущением, что всю жизнь боролся с коммунизмом. С тех пор он так и живет с этим убеждением. Напоминать же, как оно было на самом деле, стало в последнее время дурным тоном…

Однако знатоки помнят еще один сон Ансипа, связанный с заводом Михельсона. Официальная снография премьера в настоящее время его отрицает, однако настоящих ценителей это не смущает.

В октябре 1964 года только что ставший октябренком Ансип однажды спал — и видел сон, в котором впервые посетил завод Михельсона. Только одет он тогда был в красные революционные шаровары и новенькую кожаную куртку, упакованную в приятно хрустящие ремни портупеи.

На территорию завода, где должен был состояться митинг, Ансип в том сне въехал вместе с Ильичом. И дальше ни на шаг от него не отставал.

Поэтому, когда из толпы донесся звук выстрела, Ансип успел заслонить Ленина своим телом — и принял все три пули в свое сердце. Полуслепая Фанни Каплан и в корову не смогла бы с десяти метров попасть три раза из трех, пули летели с очень большим разбросом, так что Ансипу пришлось довольно энергично двигаться, чтобы их все принять в сердце.

Утром октябренок Ансип проснулся весь в слезах. Утешало его только то, что во сне его все-таки спасли. Выжил он, в общем. Он всегда выживает, чего бы не натворил…

В общем и целом лениниана занимает большое и почетное место в снографии Ансипа. Особенно много снов о Ленине снилось ему в 1967 году, когда Ансип готовился вступать в пионеры.

Именно тогда ему однажды приснился сон, в котором он нес вместе с Владимиром Ильичом бревно на первом коммунистическом субботнике, и умудрялся так держать его со своей стороны — чтобы на Ильича меньше давило! — что Ленин на другом конце бревна иногда начинал перебирать ногами в воздухе.

Именно тогда ему однажды приснился сон, в котором он был Надеждой Крупской, жил с Лениным в эмиграции, в Фонтенбло, что под Парижем, и каждое утро варил ему манную кашку. А Ильич ворчал, что, мол, Инесса умеет варить кашку без комочков — в отличие от некоторых — и называл его «миногой». Ансип и сегодня иногда, когда кушает миногу, вспоминает тот сон.

Именно тогда ему однажды приснился сон, в котором он в 1917 году встречал Ленина на Финляндском вокзале в Петрограде. И их познакомили! Сказали, что вот, мол, Владимир Ильич, испытанный боевой товарищ, эстляндец Ансип, партийный псевдоним — «Броневик». И Ильич тогда забрался на Ансипа, и первую речь на родине выдал с его плеч. Вот только памятник потом какой-то недостоверный на этом месте установили…

Полный перечень этих снов занял бы не один десяток страниц. Не исключено, что мы к ним еще вернемся…

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *