История о великом педагоге

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

Дело было в самом начале 90-х. Это было очень тяжёлое время, когда человек в мгновение ока мог попасть в ситуацию, требующую — выживания ради — срочного изменения места жительства, имени или даже внешности. Не хочется вдаваться в подробности, просто уточним, что герой этой истории, назовём его Оскар, задолжал денег людям, жизненные принципы которых не предполагают благотворительности по отношению к заёмщикам. Не желавший близкого личного знакомства с паяльником, показанным ему на последней встрече с кредиторами, Оскар бросился в бега, что в итоге привело его на край света, в славный город Нарьян-Мар.

Оскар в одиночестве сидел за столиком в одном из местных кафе, одолеваемый мрачными думами, когда к нему подсел персонаж в унтах и с большим портфелем. Через два часа и после трёх бутылок «Столичной» из этого портфеля Оскар спросил своего собутыльника, оказавшегося завучем сельской школы-интерната для детей оленеводов, не подскажет ли он, где мог бы – пусть за угол и стол — поработать в Ненецком автономном округе интеллигентный средних лет мужчина. Завуч сфокусировал взгляд на Оскаре и сообщил, что его школе позарез нужен учитель английского языка. И ничуть не удивился, когда Оскар заверил его в том, что он обременён высшим образованием именно в сфере английской филологии.

Уже на следующий день, после восьмичасовой поездки по убитым дорогам, Оскар оформился учителем английского на полторы ставки, заселился в интернат и начал новую жизнь. Диплом он пообещал предоставить попозже, и с этим согласились подождать. Как ему сообщили, в школе уже лет двадцать не преподавался английский, никто не знал даже его азов и не было даже учебной литературы. Оскар, возликовав в душе, на это ответил, что трудностей не боится. И начал очень активную педагогическую деятельность.

Продолжилась эта история следующим летом в Москве. Один из выпускников школы-интерната, в которой трудился Оскар, получил направление от Ненецкого округа в один очень престижный московский ВУЗ, и всё шло прекрасно ровно до экзамена по английскому языку. До устного собеседования абитуриенты писали сочинение, и сын оленеводов накатал за час шесть страниц. Проблема была лишь в том, что это точно был не английский. Знаний экзаменаторов хватило для заключения, что это и не французский, не немецкий, не испанский, не португальский… Пригласили сопровождавшего абитуриента чиновника, тот посмотрел в текст и твёрдо заверил, что это не ненецкий язык – буквы, мол, не такие.

И тут кто-то догадался глянуть в аттестат, на фамилию преподавателя – Савимаа. И пригласить специалиста с кафедры финно-угорской филологии. Тот пришёл, прочитал, всё выше поднимая брови, сочинение, и сказал, что текст – на чистейшем эстонском языке, богатом и образном, и почти без ошибок. И что этого оленевода он забирает к себе – если никто не против.

Судили Оскара в Нарьян-Маре, и судья склонялась влепить ему реальный срок. Но на суд пришли родители его учеников и передали коллективное ходатайство, с которым судья согласилась, дав Оскару два года условно. Ещё оленеводы просили направить Оскара отрабатывать этот срок в школу к их детям, учителем пусть даже эстонского, лишь бы дети чему-то научились, но такого наказания УК не предусматривал…

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *