«20%»

Ну, и где этот старик-процентщик? — Ансип, как обычно, был немногословен. Собравшиеся в кабинете министры притихли и завороженно уставились на левую полу пиджака премьер-министра, из-под которой что-то выпирало.

Ансип плотно прикрыл дверь и прошел к своему креслу.

— Так где этот вздорный старикан? — повторил он вопрос, уставившись взглядом в неизвестно зачем стоящую на столе массивную бронзовую чернильницу. Раздался скрип стульев: соседи отодвигались подальше от долговязого благообразного джентльмена, сидящего как раз напротив Ансипа. В установившейся тишине министр МВД услышал пролетевшую муху, затем — как ползут под обоями две мокрицы и как думает министр образования.

— Ты что себе позволяешь, Аавиксоо? Ты министр обороны или ректор голимый? — заорал вдруг премьер-министр на своего визави и швырнул в него газетой. — Читай отчеркнутое!

Аавиксоо поднял брови, демонстрируя высшую степень недоумения, но на всякий случай промолчал. Газета шуршала в полной тишине, затем раздался голос главного по солдатикам: — Хм-м… «По словам министра обороны Яака Аавиксоо», — на этих словах чтец приосанился, — «произошедшее в Грузии показало, что вкладывать в гособорону имеет смысл: «Если мы этого не сделаем, то будет поздно. Тогда 20% эстонского народа отправят в Сибирь или уничтожат», — сказал министр в интервью порталу ERR Uudised»…

Лица министров из испуганных стали удивленными.

— Ну и что? — выразил общее мнение министр образования Лукас, — все правильно, идеологически выдержано и патриотично.

— А процент этот, 20, откуда он? — простонал Ансип. — А если спросят? — и он расстегнул верхнюю пуговицу пиджака.

Аавиксоо глянул в левую подмышку премьера и быстрым движением достал из-под стола и нахлобучил на лоб армейскую каску. По кабинету поплыл чуть слышный звон.

— Так я же консультировался… – забормотал он, и начал загибать пальцы: — Как по уставу положено — с одним историком согласовал, с одним экспертом, с одним экономистом, с одним политологом… С камрадом Лааром, в общем… Я его спрашиваю — что, мол, будет, если мы этого не сделаем? А он в ответ: так мол и так, 20% эстонского народа отправят в Сибирь или уничтожат.

Помолчали.

— Да у этого Лаара вечно, что ни спросишь, так или в Сибирь, или того… Он улики… или доказательства там какие-нибудь он предоставил? — загалдели министры.

— Обижаете, — Аавиксоо действительно обиделся. — Когда это мы что-то говорили или делали без серьезных на то оснований?

Помещение заполнил одобрительный гул.

— Он, Лаар то есть, мне говорит: «Отними от ста восемьдесят». Я отнял. Не поверите — двадцать! 20%!

Бледный и пока еще расстроенный Ансип скосил глаза в потолок и зашевелил беззвучно губами. Сидящий рядом с ним министр финансов шуршал карандашом, вычитая в столбик прямо на проекте госбюджета на 2009-ый год.

— Ё-моё! Точно 20! — воскликнул он чуть раньше премьера.

— Лаар — это голова! — продолжил Аавиксоо. — Говорит мне: это еще не все. Сейчас история, говорит, настолько солидная наука, что одним доказательством ни одну версию не доказывает. Так что вот тебе, говорит, еще аргумент — раздели 4820 на 241.

Порозовевший Ансип скосил было глаза в потолок, но тут же достал телефон в форме белочки, нашел функцию калькулятора и начал тыкать пальцем в кнопки.

— Точно! — воскликнул он через минуту. Раздались аплодисменты.

— Хотите еще? — разошелся министр обороны. — И это уже неопровержимое доказательство: умножьте корень квадратный из четырех на корень квадратный из ста!

— Какой-какой корень? — спросил с подозрением министр сельского хозяйства. Ансип, нацелившийся было снова в кнопки телефона, положил вдруг белочку в карман:

— Да ладно, камрад, не придирайся к человеку. Это ж наука… Надо же — действительно 20%! И как я не додумался?.. Вот что я называю инновационным научным подходом. Ну, вы тут считайте пока, а я схожу к себе, плечо что-то ноет… Прости меня, могучий старик… – поцеловал он Аавиксоо в то место на каске, под которым находилась макушка, и удалился.

Премьер-министр зашел в свой кабинет и снял пиджак, к левому рукаву которого была изнутри пришита веревочная петля. «А классная у меня все же команда», — растроганно думал он, доставая из этой петли топор: «Красавцы. И зарубить кого-нибудь захочешь, так, понимаешь, некого. Потому что не за что…»

Смотри по теме:
Аавиксоо: надо вкладывать в гособорону

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *