Времена НКВД возвращаются?

Устинья — полугодовалая девочка. Она родилась преждевременно, семимесячной, при помощи кесарева сечения, а при рождении была такой маленькой и слабой, что не могла даже есть самостоятельно. Для кормления Устиньи у матери «сдаивали» молоко и вводили его зондом прямо в желудок. До сих пор она может питаться только материнским молоком. Любая другая жидкость, кроме грудного молока, приводит к ужасным страданиям полугодовалой Устиньи — у нее появляются боли, и она срыгивает всю жидкость.

По словам семейного врача, преждевременное рождение и болезнь Устиньи обусловлены нервным периодом во время беременности матери, когда ей пришлось пережить страшное напряжение и стресс. Это что — вина шестимесячной Устиньи? А может, в чем-то виновата её мать?

30 января беременность матери Устиньи подходила к концу седьмого месяца. В этот день КАПО вызвала ее на допрос в Таллинн, чтобы предъявить ей подозрение, как утверждалось, в 16 нарушениях закона. На окнах помещения с ядовито-оранжевыми стенами висели чёрные шторы, а за столом в центре помещения сидели три обвинителя — своего рода «тройка» времен НКВД — один из которых сказал женщине прямо в лицо, что он уже посадил многих известных деятелей, отправит в тюрьму и ее.

«Так речь идет о преступнике…», облегчённо вздохнет читатель. «Не спеши с выводами», — скажу на это я.

Беременная женщина обвинялась этими мужчинами в самых ужасных преступлениях. От их отношения у матери Устиньи создалось впечатление, что через четверть часа её ждет расстрел. Это-де самое легкое наказание за совершенные преступления. Психологическое давление было страшным, а отношение таким, будто женщина уже была приговорена к тюремному заключению до предъявления обвинения и вынесения приговора суда.

Однако в ходе допроса быстро выяснилось, что подозрение в 13 нарушениях закона оказалось несостоятельным. После продолжавшейся три часа «беседы» находившиеся в помещении представители прокуратуры и КАПО поняли, что от него придется отказаться. Но следователи не отказались от своей цели отправить женщину в тюрьму — ведь подозрение в еще трех «страшных» преступлениях оставалось. В общей сложности, этот допрос продолжался шесть часов.

Вы можете быть уверены, что этот день в жизни женщины был одним из самых ужасных. Женщина на седьмом месяце беременности должна была противостоять хорошо натренированным, обученным и закалённым чекистам — иначе я их не могу назвать.

Задним числом мы знаем, что родившаяся менее чем через четыре недели девочка перенесла в тот день ужасную травму. По утверждению семейного врача, допрос, продолжавшийся шесть часов, привел к болезни ребенка, от которой он может умереть за считанные часы. По оптимистической оценке 6-месячный ребенок выдержит без питания, разве что сутки. Ну, а что делать, если молоко у матери Устиньи пропадет?

Допрос, продолжавшийся шесть часов, привел к тому, что на следующий день у матери начались невыносимые боли, и ей пришлось лечь в больницу, где она находилась в течение февраля. А в конце месяца снова возникла угроза для здоровья ребенка, и для спасения Устиньи пришлось делать кесарево сечение.

Теперь я, конечно, должен рассказать, в чем же обвиняется эта молодая мама. А для ознакомления я предлагаю самый «страшный» эпизод. Им является ужасная и опасная для государства просьба об оказании поддержки малообеспеченным детям. Обвиняется же бывший вице-мэр города Нарвы Софья Хомякова, мать маленькой Устиньи, в торговле влиянием. Поскольку это весьма новая статья в правовой системе Эстонии, то женщине было прямо сказано, что для КАПО необходимы практика и прецедент.

А дело было так: подчиненный Хомяковой оштрафовал на сумму 6000 крон одну фирму за то, что она сделала ремонт без необходимого разрешения на строительство. Штраф на сумму 6000 крон является максимальной мерой наказания за такое нарушение. Предприниматель пришел к вице-мэру жаловаться, что в его отношении допущена несправедливость — обычно все-таки до предъявления штрафной квитанции делается предупреждение и назначается срок для устранения недостатков.

Вице-мэр посоветовала предпринимателю написать ходатайство о снижении размера штрафа. Соответствующая комиссия Городской управы удовлетворила ходатайство и снизила штраф до 3000 крон, которые и были уплачены.

Теперь КАПО упрекает Хомякову в том, что она научила предпринимателя, как поступить в случае наложения несправедливого штрафа. В этом сотрудники КАПО четко усматривают преступление. Несмотря на то, что она даже не является членом центристской партии. Она вообще беспартийная. Может, дело в том, что русская?

По совпадению обстоятельств в городе в этом шла подготовка к открытию скейтпарка. В ходе беседы Хомякова призвала предпринимателя сделать свой вклад и подарить для скейтпарка несколько пар необходимых роликовых коньков гула и велосипеды.

КАПО упрекает чиновника также и в просьбе об оказании такой поддержки детям. Беседы между Хомяковой и предпринимателем, как утверждается, записаны представителями КАПО на пленку. Получается, что благотворительность — это преступление? В известной степени забавным является то обстоятельство, что в лице Софьи Хомяковой мы имеем дело с человеком, которого Полиция Эстонии наградила медалью за плодотворное сотрудничество. Дело в том, что эта женщина вместе с полицией помогла организовать в городе в начале сентября каждого года кампании, связанные с безопасностью движения детей на пути в школу, поддержала установку в городе плакатов «Заметишь преступление — звони 110» и многое другое.

Однако продолжим. После допроса дело было сразу передано в прокуратуру, но оттуда его вернули. До суда дело не дошло, потому что, как утверждается, предъявленные подозрения и материалы казались, мягко говоря, смехотворными. Дело было направлено на дополнительное расследование. Для завершения истории можно напомнить, что министр внутренних дел Померанц и сопровождавший его высший чиновник КАПО обещали в ходе своего недавнего визита в Нарву обязательно довести дело до конца. Бедная Устинья…

Этому абсурду должно все-таки быть какое-то объяснение. И этим объяснением является ежегодник КАПО за 2008 год. Дело в том, что в июле 2007 года КАПО получила приказ расследовать преступления, совершенные руководителями шести крупнейших местных самоуправлений — Таллинна, Тарту, Пярну, Нарвы, Кохтла-Ярве и Йыхви. А из указанного ежегодника выяснилось, что в 2008 году (см. главу «Коррупция в местных самоуправлениях») по Нарве отсутствовали данные о совершенных коррупционных преступлениях. Но министры внутренних дел, Пихл, а затем и Померанц проявляют упорное желание, чтобы они все-таки были.

Вот КАПО и пытается удовлетворить это желание. Если Правительство сказало — коррупция, значит она должна быть обнаружена. Даже в случае, если она не существует. Отсюда — методы НКВД, примененные в отношении матери крошки-Устиньи. «Никакой жалости к врагам народа!» Какая мать не подписала бы любой текст, зная, что зависящий от неё ребенок плачет? Скажи, Эстония, куда ты идешь?

P. S. За пару минут до отправления статьи в DELFI я узнал, что Устинья вместе со своей матерью снова в больнице. И они там не одни: как утверждается, к ним в Мустамяэскую детскую больницу наведались работники КАПО. Лучшего места для допроса не придумаешь, не так ли?

P. S. S. DELFI статью не опубликовало. Страшно?

Комментарии

Времена НКВД возвращаются?: 8 комментариев

  1. Мда, Миша, видимо, за 9 лет работы грузчиком на Кренгольме, разучился ты уважать женщин, особенно молодых матерей. Ничего святого для тебя нет. Ты еще фотографии или видео «кесарева сечения», «зондирования» и «сдаивания» приложи для наглядности, тогда, точно выборы выиграешь. А, если еще в DELFI или POSTIMEES пошлешь ,то, может и президентом изберут. Только русских не примешивай, в этой истории их ни одного(ой) нет. Мне, русскому, за державу обидно.

  2. Миша, спасибо за статью. Передай Сонечке — пусть держиться и бережет молоко для малышки. Дочка сейчас для неё — самое главное, а власти приходят и уходят, и КаПо еще ни одного дела не выигрывало. Найдите Соне хорошего адвоката, и пусть ни на какие «беседы» с КаПо без адвоката не соглашается. Вообще ни на какие «беседы» без письменной повестки с указанием, в качестве кого с ней собираются «беседовать», соглашаться и уж тем более самой лично ходить не следует — законом это не предписано. Врачи в больнице вообще должны запрещать подобные «визиты» к больным. Никакой такой уж «угрозы» для эстонского государства это не представляет, чтобы навещать «подозреваемую» в больнице. Никаким законом это не предписано, а вот нарушением врачебной этики это является.

  3. Боюсь, как дьявольской напасти,
    Освободительных забот:
    Когда рабы приходят к власти,
    Они куда страшней господ.

  4. to: Gapon
    Очень знаменитая фамилия, за такой подписью можно писать что угодно. Все равно никто не поверит.

  5. Kallis Mišha !

    Kurjategija ja Narva KOV vahe seisneb selles, et kurjategija on loll ja jääb vahele !

    Palun jätke see vene poliitika Narva linnas ja laske inimestel elada täisväärtusliku elu. Eesti riik on olnud pärisorjuses üle 700 aasta, aga Narvas on see praegugi, ehtne diktatuur, Mišha taktikepi all.

    Tänan Teid ette !

    Suurima austusega,

    Valeri Gapon

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *