Носочки для Ансипа

«В Курессааре около полусотни пенсионеров встретились с Адрусом Ансипом, который прибыл, чтобы разъяснить пожилым людям ситуацию в государстве. Пенсионеров волновало, есть ли надежда ожидать в ближайшее время роста пенсий. „На данный момент приходится довольствоваться знанием, что пенсии не будут сокращены“, — утешил Ансип. Пенсионеры подарили Ансипу пару шерстяных носков. „Теперь ноги будут в тепле!“ — обрадовался Ансип…»

Пенсионеры подарили Ансипу шерстяные носки

.

— Ну, спрашивайте, — разрешил премьер, уставившись стеклянными глазами в аудиторию. — О чем угодно, — добавил он и как бы распахнул объятья. В зале поднялась дрожащая рука.
……….— А вот, к примеру, пенсии когда поднимут? — раздался вопрос.
……….Ансип наморщил лоб, поежился, сложил руки крест-накрест на груди, энергично потер предплечья.
……….— Как-то зябко у вас… — поделился он. — Прям зуб на зуб не попадает. И не то что просто студено, а дубак форменный… Вы же знаете, — улыбнулся премьер, — я по жизни лыжник. Даже в чем-то марафонец, — сообщил Ансип и несколько раз проиллюстрировал свои слова имитацией одновременного толчка палками. В зале приглушенно ахнули. — И к морозу мне не привыкать. Но у вас тут больно уж прохладненько… Аж ног не чую.
……….— Чего это он говорит? — приложив к уху ладонь, спросил дедушка в пятом ряду. — Про баб?
……….— Холодно ему, — громко пояснили ему из второго ряда.
……….— А-а-а… — разочарованно протянул оживившийся было глуховатый дед. — А я думал — про баб чего-то рассказывает… — и повторил движение премьера.

Читать далее

Личные отношения

«Андрус Ансип признал в эфире Vikerraadio, комментируя рост цен, что сам он лично гречку, цена на которую выросла в октябре на 90 процентов, не ест. „Сам я лично гречку не ем“, — признался Ансип. — „Не люблю я мало чего. Но вот гречку не люблю…“»

Ансип: я гречку не ем

.
— А вот такая еще неприятность приключилась, — сказал журналист, с опаской глянув на Ансипа. — Гречка подорожала. Это крупа такая… Из нее еще кашу варят… Причем круто так скаканула в цене, аж на 90 процентов…
Премьер-министр строго посмотрел на электронные часы на стене студии. Время остановилось. Ансип собрался с мыслями.

— Сам я лично гречку не ем, — весомо сказал он в синий поролон микрофона. — Не люблю. Так жизнь, короче, сложилась. Испытываю к гречке чувство неприязни даже какой-то… Я вообще-то мало чего не люблю. То есть, наоборот, люблю многое. Другими словами — больше чего люблю, чем не люблю. Но вот гречку не люблю. Лично. Не срослось у нас с ней. Нет этой вот близости. Взаимности нет. Даже не знаю, может она меня и любит, а вот я ее не люблю.

— Ага, — сказал журналист, лихорадочно листая свои записи. — А вот еще казус такой, что молоко тоже… Даже не знаю, как сказать… До смешного ведь доходит… Молоко, оно тоже того — процентов на тридцать подорожало…

Ансип побарабанил пальцами по столу, скосился на микрофон, выдержал, обдумывая ответ, небольшую паузу.

Читать далее

Ансип в цирке

Однажды Ансип давал представление в цирке. Публика была в восторге. Бурные аплодисменты то и дело переходили в овации.
………При этом зрители были в полной уверенности, что смотрят выступление дрессировщика. Только некоторое время спустя до них дошло, что это было шоу иллюзиониста.

Когда Ансип в следующий раз выступал в цирке — ему понадобился доброволец для номера, в котором человека запирают в ящик, затем протыкаемый мечами.
………Предполагалось, что пока иллюзионист звенит клинками, доказывая их подлинность, человек из ящика переместится куда-нибудь в более безопасное место. Однако что-то пошло не так. Ансип это заподозрил сразу, еще когда протыкал ящик первым мечом. Как-то натужно он пошел. А на шестом, последнем, был уже на все сто уверен, что фокус не удался. Хотя истеричное взвизгивание и трепыхание внутри ящика к тому времени прекратилось.
………Поэтому Ансип даже мечи из ящика вытаскивать не стал. Просто попросил ассистентов унести инвентарь с глаз долой вместе со всем содержимым, с достоинством сделал книксен в сторону публики и пригласил на арену еще одного добровольца. Для следующего номера.

Впечатленный своими успехами, Ансип взялся за крупные формы циркового искусства. За слонов. И правильно, большому кораблю, как говорится, большое плавание.
………Слоны были цирковые, с малолетства привычные к тому, что если с утра не кормят, а, наоборот, ставят клизму, то вечером поведут на усыпанную опилками круглую площадку, по которой надо будет сделать несколько кругов, покрутиться на месте под вальс «На сопках Манчжурии» и постоять на задних конечностях, тряся передними. Что они исправно проделали, не обращая внимания на прыгающего рядом человечка. И пошли ужинать.
………А Ансип с ними не пошел. Он же не тупое животное, чтоб сено жрать. Он же, в конце концов, дрессировщик, а не слон.

Читать далее

Всё хорошо, прекрасная маркиза!

Пауза становилась уже неприличной. Ансип посмотрел на министра экономики.

— Так ты говоришь — кризис? — с вопросительной интонацией произнес он.
— Кто говорит — кризис? — удивился Партс. — Я вообще ничего не говорю. Почти никогда… — сказал он и оглянулся на коллег, ища в них сочувствия. Те молча отводили глаза.
— А-а… — протянул Ансип. — А то мне послышалось…
— Нет, — насколько мог твердо подтвердил свою позицию министр экономики. — Я молчал.

Снова наступила мертвая тишина. Премьер-министр постучал пальцами по столу, зачем-то заглянул под соседнее кресло, сдул с клавиатуры своего компьютера какую-то микроскопическую пылинку. И вдруг, встрепенувшись, обратился к министру социальных дел:

— Так ты говоришь — безработица?
— Я? — безмерно поразился Певкур. — Может, кто другой? — оглядел он камрадов. — Я-то точно молчал.
— Уверен? — переспросил Ансип. Певкур стушевался:
— Нет, ну я мог, конечно, что-то сказать… — промямлил он. — Чисто бессознательно. Но мне кажется, что в последние полчаса этого не было…

— Ага… — зачем-то сказал Ансип и принялся точить и без того острый карандаш. Затем вытряхнул точилку в урну, несколько раз включил и выключил настольную лампу, посмотрел исподлобья на министра сельского хозяйства. «Этого даже спрашивать смысла нет… — раздраженно подумал премьер. — И как, кстати, его фамилия?.. Всегда он с железным алиби… Молчит, как убитый…»
— Так ты говоришь — дефицит бюджета? — повернулся Ансип к министру финансов.
— Никогда! — твердо заявил Лиги. И даже слегка оскорбился:

Читать далее

Медельинский картель

Сила привычки

Однажды Ансип насаживал на крючок червя. Тому это сильно не нравилось. И извивался червяк что было сил.
………— Да не кочевряжься ты! — уговаривал его Ансип. — Мы ж с тобой команда! Мы ж одно дело делаем — рыбу ловим! А когда поймаем — ох, и заживем тогда!
………— Ты чего это? — удивился стоящий рядом с удочкой Лаар. — Зачем червя убалтывать? Это ж тебе не избиратель, которого без сказки пятой точкой на крючок не посадишь!
………— Действительно! — сказал Ансип. — Чего это я?
………И добавил, глядя на качающийся поплавок:
………— Вот что значит привычка…

Читать далее