Легенда о Толстой Маргарите

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

В стародавние времена эталон женской красоты устанавливали чисто утилитарные соображения. Красота приравнивалась к здоровью, пышности и дородности. Поэтому таллинские девицы только и делали до свадьбы, что вязали себе шерстяные носки и шили юбки. А потом надевали их на себя по пять, шесть, а то и больше пар, чтобы привлекательнее выглядеть.

Но жила тогда в Таллинне девушка по имени Маргарита, которой никакие юбки и кофты не помогали. Это сейчас за ней модельные агентства гонялись бы, а тогда на неё и не смотрел никто. 90-60-90! Это ж смешно! На что там смотреть? И пошла она тогда к местной ведунье за помощью.

А та пошептала за печку, порошком из сушёной жабы угостила – и сказала: «Красота не бывает из ничего. Хочешь быть пригожей – придётся у других красоту забирать…» И пояснила, что делать надо: видишь красавицу – обойди вокруг неё потихоньку, и немного её роскошества к тебе перейдёт. Только не перестарайся.

Читать далее

Легенда о волшебном колодце

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

Жил когда-то в Таллинне, на улице Ратаскаэву, Каспар-Неудачник. Именем нарекли его родители, а вот прозвище дали соседи, ибо не было такой беды на свете, которая обошла бы его стороной.

Не было в жизни Каспара ни одного дня, когда он чувствовал бы себя здоровым, и если шла какая-нибудь злая болезнь из Пруссии, то только еще только до Риги она добиралась – Каспар в Таллинне уже вовсю ею маялся. Ни одна достойная девушка не соглашалась за него замуж выйти, а которые и согласились бы, так только такие, которые и чёрта бы напугали, что уж о Каспаре говорить. Если летела с крыши черепица, то обязательно целила в каспарову макушку; если Каспар от неё уворачивался, то тут же падал в единственную на улице яму. Не удавалось ему ни одно дело, одни убытки приносило. С годами растерял он немалое наследство, от родителей доставшееся, и остался ни с чем – даже дом пришлось за долги отдать.

И решил он тогда утопиться, благо колодец прямо перед его бывшим домом стоял. Дождался темноты, снял с колодца крышку и полез через край. Тут из кармана выпала медная монетка, на камнях зазвенела. Поднял её Каспар и задумался, что же с ней делать? И тут за его спиной раздался скрипучий голос: «А ты водяному её подари…»

Повернулся Каспар и увидел старика с окладистой бородой да в красной рубахе – больше в темноте ничего не разглядеть было. «Имя своё наоборот в колодец произнеси и денежку в воду брось, — проскрипел старик. – Понравится водяному – отблагодарит…» И тихонько в сторону отошёл, будто растворился в темноте.

Читать далее

Легенда о самой узкой улице Вышгорода

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

Братья Эрик и Нильс были самыми толстыми людьми в Таллинне. Когда шли они по улице Мюйривахе, то встречные мимо них протиснуться не могли – под ногами проползали. На кафтаны, когда они свою одежду обновляли, уходило дорогой ткани, кожи и меха столько, что всё Братство Черноголовых обшить можно было бы. Когда заходили они в корчму, то сначала под их кресла камней обтёсанных накладывали, а потом насаживали на вертел целого быка, чтоб точно хватило. А к голодным Эрику и Нильсу старались ближе, чем на расстояние вытянутой руки, не подходить. На всякий случай.

Были братья богатеями, но мало кто знал, откуда их достаток берётся. Замечали только люди, что по ночам отправляются Эрик и Нильс на Вышгород. Вот и нашёптывали злые языки, что ведут они какие-то тёмные делишки с тамошними баронами. Какие – неведомо, но на добром деле так, как Эрик и Нильс, не разбогатеешь.

И вот одной безлунной ночью встретились они на Вышгороде, на самой узкой его улице, не увидели друг друга в темноте и пошли – Эрик с одной стороны, а Нильс – с другой. И встретились, конечно, в самом узком месте.

Читать далее

Легенда о трёх болтливых сёстрах

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

Когда-то очень давно жил в Таллинне богатый торговец, у которого было три дочери, далеко не самых красивых. Худые как щепки, загорелые да не в меру болтливые… Бр-р-р, ужас! А ведь всем тогда было известно, что женщина должна быть молчаливой и дородной, поскольку подкожный жир спасает от холода, и в зимние морозы при такой жене можно неплохо на дровах сэкономить. И весьма накладно столько тощих дочек замуж выдать – без компенсирующего худобу приданого точно никто не возьмёт.

Но был у этого негоцианта небольшой земельный участок, и решил он на нём построить дом – уж при таком-то имуществе хоть одну дочь пристроить удастся. Лучше так, чем аж три старые девы перед глазами до самой смерти.

Нанял купец каменщиков да плотников, закупил всё необходимое для строительства, но тут пришла новая беда — дочки его были сверх меры болтливы, сплетничать любили до самозабвения; сходили они посмотреть на участок, да так на нём стоять и остались – находился-то он прямо за Большими морскими воротами, а столько слухов и сплетен, сколько на дороге к порту, не услышишь нигде.
Вот и стояли три девушки, друг к другу прижавшись и в уши всякие страсти нашёптывая – и не убрать их оттуда было никакими силами.

Читать далее

Легенда башни Золотой ноги

Где-то в начале августа у меня должна выйти новая книжка. Здесь – небольшой отрывок из нее.

В незапамятные времена жил в Таллинне купец, отличавшийся просто неприличной какой-то бережливостью. В молодости был он солдатом и в одной из войн, защищая Таллинн, потерял ногу, но даже новые костыли – когда старые стаптывались – он выстругивал себе сам. А уж семью держал на хлебе и воде, хотя зарабатывал очень даже неплохо.

Когда купец умер, оказалось, что перед смертью продал он всё своё имущество, а в завещании указал, что наследником станет тот, кто его со всем почтением похоронит. Засуетилась было родня, да почти сразу и плюнула: делить-то нечего, куда старый скряга деньги дел – чёрт его знает. И отказались они его хоронить, городу отдали.

А город всё сделал как положено, не только в приличную одежду переодел ветерана, но даже новый костыль заказал краснодеревщикам.

Так вот — отстегнули перед отпеванием старый костыль, а из него золото и серебро так и хлынуло.

Читать далее