Тащи, ретивая!

Рийгикогу, вопреки насаждаемому СМИ мнению, не нуждается в реформе. Именно так — не нуждается.

Вы хотите иметь парламент работающий? Вникающий в суть вопросов, а не голосующий по указке? Совестливый и ответственный? Тогда давайте вместе разбираться, как этого добиться.

Есть ли смысл уменьшать количественный состав Рийгикогу? Нет. Когда я, впервые попав в парламент, где-то через год понял, что по настоящему в нем работает человек 50, а остальные просто плывут по течению, то задал вопрос ветерану Рийгикогу, много и с хорошей отдачей работающему Олеву Раю — а почему бы не сократить состав? Ответ был столь же логичен, сколь и очевиден: если народ избирает 101 депутата, из которых в лучшем случае половина оказывается работоспособна, то при сокращении количественного состава соотношение «работников» и «лентяев» окажется тем же, а минимально необходимый объем работы останется тем же. В результате резко снизится и без того незавидная результативность работы.

Тогда, может, отказаться от системы замещающих членов, как это предлагает Ристо Берендсон в Postimees? А если человек тяжело заболел или умер? А если не может продолжать депутатскую работу по соображениям этического характера, в том числе сформулированным в решении суда? Этих «если» довольно много, но главное все же в другом: никакая томография не способна определить степень пригодности того или иного кандидата к депутатской работе. Замещающие депутаты — не балласт, среди них вероятность деления на «трудяг» и «пофигистов» такова же, как и в основном составе.

Так что же делать? Как помочь будущему депутатскому корпусу работать так, как этого хочет избиратель? Путь только один: повысить ответственность парламентариев перед народом. И сделать это можно, применяя многие меры, но при этом придерживаясь одного главного направления: приблизить депутатов Рийгикогу к электорату. Потому что сейчас «страшно далеки они от народа», хоть и не декабристы. От этого все беды. Вполне, кстати, излечимые. Предложу три лекарства.

Читать далее

«Ударим гангреной по нехватке обуви!»

Помните еще первомайские демонстрации? Когда, приняв с утра на грудь грамм двести, мы стройными рядами и колоннами двигались мимо трибуны, с которой кто-то, тоже явно не трезвенник, нечленораздельно выкрикивал праздничные лозунги. А мы орали в ответ. И обязательно среди демонстрантов находился человек, которого это заводило. И он во всеуслышание провозглашал, например, такое: «Больше случайных связей, хороших и разных!» И из конца в конец колонны прокатывалось дружное «Ура-а-а!» А он: «Да здравствует Папа римский — самый римский папа в мире!» А мы снова…

Первомай стал историей. Но традиция дуракаваляния живет и крепнет — только в несоизмеримо больших масштабах.

Со всем простодушием признаюсь, что впервые услышав про сокращение личного состава полиции, я очень удивился. Даже захрюкавшая под ножом ветчина не поразила бы меня больше.

Когда-то, в южном Казахстане, мы, подыхающие от ничегоделания солдатики, играли в скорпион-бол. Правила были простые: на игровое поле, разделенное пополам, выпускался скорпион, а двое молодых балбесов в погонах, вооруженные палочками, по очереди старались вытолкнуть насекомое на сторону соперника. После каждого удачного хода от палочки отламывался кусок, так что развлечение это к разряду безопасных нельзя было отнести ни в коем случае.

Но чтоб в такие игры играло министерство внутренних дел!? Хорошую вещь ведь никто не выкинет, избавляются чаще всего от мусора. Но должны быть очень веские основания для того, чтобы министр внутренних дел решил в одночасье избавиться от, извините за непритязательный каламбур, полутысячи мусоров сразу. Невольно задумаешься — к чему бы это? И приходят в голову разные версии…

Читать далее